бог

Однажды в жаркой пустыне


Однажды в жаркой пустыне, возникшей на месте некогда глубокого моря, либо в сердце непроходимых джунглей, охраняемых строгим законом, или в глыбах прозрачного льда на суровом противовесом континенте, а может быть и на продуваемой всеми ветрами равнине, в двух перстах прямо под слоем плодородного чернозёма, археологи вдруг откопают гробницу.

А в захоронении том обнаружат древние кости и полуистлевшую утварь, образцы произведений искусства и культуры, а также атрибуты религии и культа. А ещё учёные найдут письменные источники, на двух, трёх или даже четырёх неизвестных до того языках. И потом, тщательно сопоставив образцы между собой, лингвисты расшифруют загадочные тексты, и придут к неизбежным, но от этого не менее поразительным выводам, что и до них здесь, оказывается, существовала цивилизация, чтившая, кстати, пантеон чудесных богов:

Великий Пахантоатль — Отец Всех Богов или Монументальный Гарант Статичности, венчал вертикаль иерархии. Обычно он изображался в момент совершения подвигов, покорения стихий или побед над Чуждыми Демонами Бездуховного Мира. Исторических памятников откроется множество, но больше других внимание учёных привлечёт барельеф, изображавший триумфальный полёт Пахантоатля верхом на исполинском журавле.

Жена его, Крадита — могущественная Нефтегазовая Богиня Голубого Огня и Недоступных Углеводородов, имела два тела, или же по иной версии, две птичьи головы под одной короной. Пахантоатль и Крадита породили сына и двух дочерей.

Отпрыска звали Умачинуша. То был чистоплотный бог Сумеречных Доходов и Неподсчётных Расходов. Его полиморфные статуи возможно идентифицировать лишь по сильному охранному талисману, известному как Мандат Полной Неприкасаемости.

Старшая дочь Пахантоатля и Крадиты, хитроумная богиня Средств Массовой Дезинформации, носила имя Ловкитоки, а младшая — Засудья являлась мелким божеством Относительной Справедливости Правильных Решений. Об этих порождениях Монументального Гаранта Статичности и Нефтегазовой богини всегда говорилось лишь то, что они приносят несчастья, и больше о них ничего неизвестно.

Всегда рядом, а точнее, за спиной Пахантоатля помещался Гебун — алчный Страж Вседозволенности, старший брат Пахантоатля или же просто Старший Брат, как его именовали благодарные последователи культа. На изображениях Гебун выглядит как огромный глаз, с ресницами в виде тысячи рук, у которых каждый палец оканчивался змееволосой головой Медузы.

На одной ступени с Умачинушем, Ловкитокой и Засудьей стоял Армес — Мирный Бог Войны, Несчастного Случая и Непреднамеренной Смерти. Армес обычно изображался благородным воителем в зелёных доспехах. В одной руке он скрывал оружие, другой обнимал стоящую перед ним женщину с ребёнком.

У Армеса имелся друг — невысокий и пышнотелый герой по имени Мента. Позднее он стал соотноситься с богом Беспорядка и Внутреннего Беспокойства. Мента традиционно носил одежды строгого покроя голубой расцветки. Кроме того, он часто изображался с двуцветным жезлом в руке или протянутой рукой вверх ладонью.

Ниже в пантеоне следуют многочисленные мелкие божества и духи, происходившие от союза Пахантоатля с Крадитой, а также от плохоскрываемых кровосмесительных отношений Пахантоатля с дочерями(!), Умачинуша с сёстрами, Менты с Засудьей и Гебуна со всеми подряд(!!).

Масштабы разнузданности и невоздержанности в связях между богами пантеона произведут неизгладимое, гнетущее впечатление на исследователей. Однако в то де время, это направит учёную мысль в нужное русло и поможет вскрыть главную тайну несоответствия в иерархии пантеона. Ведь по канонам, с одной стороны, утверждалось, что Пахантоатль был отцом всех богов, хотя другой у него явно имелся жуткого вида старший брат.

Изучение мифов и легенд подтвердит запутанность взаимоотношений между тремя главными богами пантеона. Окажется, что не всё было очевидным как в семейной жизни Пахантоатля и Крадиты, так и в рождении детей. После этого, в научном мире будет признано, что истинным отцом Ловкитоки, Засудьи, Умачинуша (и всех остальных богов пантеона) являлся именно Гебун, в то время, как Пахантоатль был лишь формальным носителем звания.

Это заставит учёных заново пересмотреть всю картину верований исчезнувшей цивилизации. А для упрощения понимания истинного смысла древних текстов, специалисты изобретут новую методологию, которая получит название техники «чтения между строк».

Барселона, декабрь 2014

II. Весь мир в кармане пиджака


компьютерная стойка

Итак, в начале лета я вернулся в Германию, намереваясь провести там отпуск и обжить, теперь уже свой собственный, дом.

В Кобурге все было замечательно. Отличная погода, лето и солнце. В моей душе царят спокойствие и ощущение свободы, чувства которые в России заменяются постоянными тревогами и опасениями.
Я забил старенький холодильник едой и принялся за уборку: в меру своей лени стер пыль в комнатах и, по возможности, убрал дядины вещи в коробки. Потом мне это надоело, и я отправился в букинистический рай библиотеки и кабинета.

В итоге я добрался до компьютера и включил его. Оказалось, что за пятнадцать лет, с момента первоначальной его установки в середине 1994 года, в нем не было создано ни одного нового файла. Похоже, что им вообще ни разу не пользовались. Хорошо сохранившийся музейный экспонат.
В течение дня я несколько раз выходил на улицу и пару раз видел соседей, они улыбались, но глядели настороженно, не понимая, что можно ожидать от очередного выходца из России. В общем, я прекрасно провел в доме день, но на ночь ушел спать в гостиницу. Уж слишком неуютно я чувствовал себя в пустовавшем жилище покойника.

Следующим утром я вернулся обратно и продолжил наводить в доме порядок. И все было бы хорошо, но около полудня мою работу на кухне прервал незнакомый звук. Это был негромкий, но настойчивый зуммер электронной сигнализации. В поисках его источника, я прошелся по дому и спустился в подвал. Здесь тревожный звук был гораздо сильнее и исходил он от той самой железной двери без ключа. (далее…)

I. Подозрительное наследство


Кобург, Фесте

Эта история, как и многое другое в человеческой жизни, начинается со смерти. Умер дядя Гриша, которого я не видел с тех самых пор, как он двадцать лет тому назад эмигрировал по еврейской программе в Германию. Поселившись за рубежом, он не поддерживал никаких отношений с семьей, поэтому еще недавно, о нем было известно лишь то, что до своего отъезда из СССР дядя работал зубным врачом. Даже когда пал железный занавес и стали возможны заграничные поездки, он ни разу не выходил на связь и ни с кем не встречался. Что касается меня, то за долгие годы, я успел полностью забыть о его существовании. Но ничего удивительного в этом нет: мы виделись всего один раз, причем мне было тогда около семи лет от роду.

Однако сейчас я был вынужден вплотную познакомиться с тем, что некогда являлось его жизнью. Причиной этому послужило удивительное событие и оно, как это ни странно звучит, касалось моего наследства. Неожиданно выяснилось, что потерянный дядя Гриша оставил мне кое-какое заграничное имущество. Об этом факте мне по телефону сообщил его душеприказчик, а заодно и адвокат еврейской общины, в которой, как оказалось, состоял мой дядя. Представившись Михаилом Соломоновичем, юрист, не особо вдаваясь в подробности, пригласил меня посетить Кобург, произнести несколько слов над могилой усопшего и получить-таки наследство. (далее…)

Яблоко Паскаля


Блез Паскаль

Тот самый знаменитый Блез Паскаль, чьё имя ныне измеряет давление* и программирует компьютеры**, оставил свой след и в христианской религии. А дело всё в том, что математик умудрился рациональным путем обосновать выгоду от веры в бога***.

А рассуждал он примерно так:
Если бог существует, то верить и вести себя по канонам религии — очень выгодно, поскольку верующего праведника ожидает бесконечное блаженство в раю. В то время, как быть неверующим грешником крайне опасно — он обречен на вечные муки в аду. А если бога нет, никто особо ничего не приобретает, но и не теряет.

После этого разве не очевидно, что в пари надо делать ставку на веру?

Узнав однажды эти аргументы, я долгое время не мог отделаться от ощущения, что они напоминают мне что-то очень близкое, знакомое. И это нечто мучительно вертелось на языке, терзало, но оформиться в четкую мысль никак не могло.

Как всегда мне помог случай. Однажды, совсем недавно, я услышал в комнате радостный смех жены. Оказалось, что она веселилась, сравнивая криминальную обстановку нашего района, с рекомендациями доблестной полиции, которая предостерегала добропорядочных граждан от рискованных контактов с гопниками.

– Старайтесь избегать неблагополучных кварталов и темных улиц. Обходите стороной шумные компании нетрезвой молодежи, не вступайте в разговоры и пререкания, будьте вежливы, – с выражением цитировала супруга, – не провоцируя агрессию, по возможности быстро минуйте опасный участок…

Жена подняла палец вверх и снова прыснула со смеху, но мне уже было не до ярких картин нашего полуосвещенного замкадинска и бандюков, таящихся в переулках. В этот момент меня осенило словно ньютоновским яблоком. Вот же оно! Отечественное МВД предлагало гражданам применять по отношению к хулигану, тот же самый подход, что и Блез Паскаль к христианскому богу:

Нет гарантии, что вы его встретите на своем жизненном пути, но если вам не повезет, то лучше не связываться, а убежать как можно быстрее.

* Паскаль — единица измерения давления (механического напряжения)
** Язык программирования Pascal
*** Пари Паскаля — фрагмент размышлений, содержащихся в разделе VIII «Разумнее верить, чем не верить в то, чему учит христианская религия», «Мысли о религии и других предметах».

Космогония


Иггдрасиль. Иллюстрация к "Древностям Севера" (1847 г.).Как об этом размышляли бродячие философы

Сначала, хоть и нельзя так говорить, Одно — замечательно. Вернее, нет и, потому, стали Стороны и Части. Как только появились Стороны и Части, нашлось Место и стало Движение. Так началось всё.

Что утвердила одна религия

1. В начале сотворил Бог небо и землю.

2. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.

3. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.

4. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы.

5. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.

(Книга Бытие 1:1-5)

Какой сон приснился мне

Многорукой Йа было хорошо, но однажды ей стало скучно, поэтому она решила поиграть. Тогда Многорукая Йа отщипнула от себя немножко и, взяла в миллиарды своих рук по одному кусочку. Но случилось так, что одна из правых рук осталась пуста. Но Многорукая Йа не расстроилась, она передала кусочек из наполненной левой руки в пустую правую. Теперь все правые руки были заняты, но одна левая оказалась свободной. Тогда Многорукая Йа переложила кусочек из другой правой руки в незанятую левую. Так продолжается до сих пор, ибо Многорукой Йа очень нравится эта игра.

Как это было на самом деле

Однажды Федя был в гостях у дедушки с бабушкой, где он много играл и веселился. А когда Федя вернулся домой, то с удовольствием рассказал маме и папе, что дедушка научил его жонглировать почти любым количеством предметов. Но, чтобы показать, как это делается, Федя должен был подготовиться.

В детской комнате, среди игрушек, мальчик отыскал гигантский серо-буро-малиновый ком пластилина. Для тех, кто никогда не был маленьким, Федя обычно поясняет, что это такое состояние вещества, в которое неизменно превращается любое количество этого податливого материала. Устроившись на полу, Федя методично разлепил большой кусок пластилина на частички поменьше и скатал из них шарики всевозможных размеров. На этом Федя посчитал, что сделано достаточно и, можно начинать представление.

Он громко позвал родителей и, не дожидаясь, когда они войдут в комнату, приступил к  жонглированию. Феде очень хотелось показать свое новое умение, поэтому он с энергией подбрасывал вверх и старательно ловил внизу мягкие пластилиновые шарики. К сожалению, не все из них возвращались к Феде в руки: часть прилипала к потолку, другие же оказывались на полу и стенах.

Счастливые родители были очень рады. Особенно мама.

Абсурдная книга Альбера Камю


Альбер КамюРано или поздно перед человеком возникает вопрос о смысле жизни.  Я имею в виду не тот обывательский вариант, за которым следуют банальные ответы вида: «ради детей» или «чтобы оставить свой след в истории», а более обостренную и, даже, жестокую, если угодно, его форму: «Зачем жить, если все равно умирать?»

И как только проблема ставится под таким углом, перед внутренним взором условного мыслителя открывается бездна, в которую одно за другим срываются звенья цепи безответных вопросов: «для чего существую я», «…другие люди», «…вся жизнь в любых её проявлениях», «…вселенная». А учитывая то, что перед человеком дамокловым мечом висит страшное условие неизбежного конца, не только его самого, но и всего на свете, главный вопрос звучит особенно остро: «Какой во всем этом есть смысл?».

С моей точки зрения дилетанта от философии, ответ на этот основной вопрос для всего сущего принято искать, пользуясь алгоритмами, разрабатываемыми с самого начала возникновения мыслящего человека.

Для начала определяется, существует ли Бог, и если да, то в каком качестве и количестве он имеется. Дальше открывается прямая и ясная дорога, в том смысле, что поздравляю, вы становитесь адептами существующей, или изобретаете новую религию. Попутно основной вопрос оказывается переформулированным так: «Как правильно молиться?». Но самое главное то, что ответ у вас уже имеется. (далее…)

Доказательство существования Бога


Эти дети настолько глупы,

что с первого раза никогда не понимают.

Школьная учительница

 

Однажды летом, в час небывало дождливого заката, в Москве, я, по своему обыкновению, пешком возвращался домой и размышлял при этом о судьбах человеческих и Боге. А натолкнули меня на эти мысли книги по истории Средних веков и Крестовых походов, статьи про Инквизицию и охотников на ведьм. Сразу же вспомнились и прочие большие гадости, да малые человеческие подлости, вроде суда над Pussy Riot, совершаемые, во все времена, с именем Господа на устах и во славу Его.

Я шел по мокрым мостовым и в очередной раз пытался осознать, какой немыслимо огромный путь проделала миролюбивая философия бедных и угнетенных, через ожесточенную неприкосновенность религиозных догм, до полного, как в нашей стране, мракобесия и вырождения.

В одной руке у меня был зонт, в другой iPad, и когда я добрался до парка, то огибая лужи начал неуклюже перескакивать с кочку на кочку, напоминая самому себе порхающую старуху Шапокляк, с зонтом, кошелкой и крысой на поводке. В прочем крысы у меня не было, зато был противно-мокрый от дождя целлофановый пакет.

(далее…)