правосудие

Гуманизация сталинского правосудия


Гарри КаспаровМне кажется, утверждения, что ныне в стране активно возрождается атмосфера 1937 года, не до конца учитывают специфику наших дней и менталитет лишенной какой-либо идеологии российской власти. Нет, конечно, запугивание населения, которое должно жить в постоянном страхе, по-прежнему является основой для выживания любой, пусть даже осовремененной диктатуры. Но изменившийся мир, где коррумпированные диктаторы инвестируют награбленные в своих странах состояния в финансовую и материальную инфраструктуру столь ненавистных им западных демократий, требует новых, более гуманных подходов.

В годы Большого Террора движимая революционной целесообразностью сталинская юстиция во главе с неутомимым новатором А. Я. Вышинским, замаливавшим грешки своей меньшевистской молодости на посту Генпрокурора СССР, пошла на решительный разрыв с таким пережитком буржуазного права, как презумпция невиновности. Царицей доказательств, достаточной для обвинительного приговора, становится, по теории Вышинского, собственное признание арестованного. Ну а по части выбивания признательных показаний мастерА заплечных дел из НКВД, как минимум, не уступали коллегам из гестапо. Протоколы допросов той эпохи могли бы лечь в основу многих детективных и приключенческих романов, если бы выбитые под пытками фантастические признания хоть на йоту соответствовали действительности. Специалисты из НКВД выколачивали любые признания, от примитивной подготовки актов вредительства и саботажа – до участия в тайной прокладке тоннеля Лондон – Бомбей… (далее…)

Реклама

Лагерь на Чистых прудах разогнан. Российский Гайд-парк умер, не родившись


Hyde Park Railings Affair (что-то вроде «Битва за ограду Гайд-парка»)6 мая около 30 000 человек вышли на демонстрацию с требованием честных выборов. Перед шествием ходили упорные слухи: демонстрантов поджидают тысячи полицейских, которые не замедлят воспользоваться дубинками для разгона протестующих, как уже бывало прежде. Также в состояние повышенной боевой готовности приведены войска, которые решительно вступят в дело, если полиция не справится. Протестанты не испугались слухов и прошли по намеченному маршруту, где и провели митинг. В месте проведения митинга оказалось не более дюжины полицейских, которые никак не вмешивались в происходящее. Власти поняли, что силой людей не остановить. Вскоре избирательное законодательство было значительно смягчено, а демократические перемены стали необратимыми.

Нет, это не «Марш миллионов» в параллельной вселенной. Это шествие за расширение избирательных прав 6 мая 1867 года в Лондоне, завершившееся митингом в Гайд-парке. Этот момент оказался поворотным в истории Великобритании и Гайд-парка, который с тех самых пор стал местом сбора митингов, выступления ораторов – и остается таковым спустя полтора столетия. Но этого мирного триумфа не случилось бы, если б не другие митинги и шествия – порой куда менее мирные. К примеру, грандиозная потасовка с полицией 23 июля 1866 года, которая в английскую историю вошла под названием Hyde Park Railings Affair (что-то вроде «Битва за ограду Гайд-парка»). Шествие «Лиги реформ», добивавшейся отмены имущественного ценза на выборах (в те времена право голоса имели лишь примерно 1 млн граждан огромной Британской империи) не было санкционировано властями. А сами «легионеры» являлись совершенно «несистемной оппозицией»: тогда ни консерваторы, ни либералы не поддерживали их требований, а других партий в парламенте не было, и отстаивать свои права в традиционной политике протестанты не могли.

«Лигу» честно предупредили, что демонстрантам не дадут собраться в Гайд-парке, и когда колонна, в которой было более 100 000 человек, подошла к воротам парка, те были закрыты, а на пути шествия стояло 18 000 полицейских. Дальше – все как у нас на «Марше миллионов»: ряды полиции в касках, прорыв, аресты, дубинки, булыжники. С той лишь разницей, что протестанты все же одолели полицию. Они не могли пробиться через ворота, но разломали ограду парка, и толпа в 200 000 человек (к протестующим в процессе осады Гайд-парка присоединились еще многие горожане) хлынула внутрь. Власть встала перед выбором: пролить кровь или признать свое поражение. Сэр Ричард Мэйн, глава столичной полиции, к счастью, не решился действовать еще более жестко. Полисмены покинули парк, оставив его митингующим. Гайд-парк прежде не ассоциировался ни с протестами, ни с вольнодумными речами. Он был местом отдыха и гуляний. Но в этот вечер его заполнила толпа, которая разбилась на группы и слушала выступающих тут и там ораторов, которые говорили – да, о честных выборах и соблюдении гражданских прав.

С этого момента оппозиция стала бороться за свободу, собираться и выступать в парках – с тем же воодушевлением, с которым отстаивала избирательные права. Оппозиция была весьма разношерстной. Но и выходцы из аристократии, и «Ассоциация прав трудового народа», митинговавшая под красными знаменами, заявляли одно: «Парки принадлежат народу, и мы провозглашаем право использовать их для политических дискуссий» (That the Parks are the Peoples’ and we hereby claim the right to the use of them for the purpose of discussing our political wrongs). 6 мая 1867 года это требование фактически было удовлетворено властью. А чуть позже – удовлетворено и формально, когда «Уголок ораторов» в Гайд-парке получил официальный статус свободной трибуны.

До сегодняшнего утра мы находились примерно в той же стадии, что Англия после мирного шествия и митинга в Гайд-парке в 1867 году. «Контрольная прогулка», которая собрала множество самых разных людей и закончилась на Чистых прудах без всякого вмешательства полиции, дала надежду на то, что у нас будет свой Гайд-парк с памятником Абаю Кунанбаеву в роли «Уголка ораторов». Мяч был на стороне властей, которые до сих пор вели себя примерно как викторианское правительство середины XIX века – балансировали на грани насилия и сохранения контроля над ситуацией, давали оппозиции мелкие поблажки и отказывали в большем. Правительство лорда Рассела не убоялось тогдашних «оранжистов». А может быть, наоборот, – убоялось народного гнева – и потому отдало парки народу. А английская элита в целом поняла, что властью придется делиться.

Администрация Путина пока что проявила желание парки у народа забрать, отдыхающих там людей в очередной раз задержать. И не проявила желание отдать хоть крупицу своих полномочий (в которые, как мы теперь знаем, входит право задерживать и судить кого угодно и за что угодно без всяких на то оснований). Страх за этим стоит или пренебрежение, но факт в том, что мы отстали от Англии в свободе выражать свое мнение на полтора века. Не хотелось бы отстать еще больше. Так что берегите парки. Это ведь народное достояние.

Александр Кияткин

http://slon.ru/russia/bitva_za_gayd_park_ili_skaz_o_vazhnosti_rekreatsionnykh_zon_dlya_demokratii-789026.xhtml

Сегодня вечер бредовых и безумных тюремных выговоров


Катя Самуцевич

Сегодня вечер бредовых и безумных тюремных выговоров — живое напоминание о вечном русском ГУЛАГе. На днях начальники СИЗО-6 влепили по строгому выговору с зане

сением в личное дело Кате Самуцевич — за незаправленное ночью (!!) одеяло и Наде Толокно — за ее собственные записки в камере.

Оперативники и вертухаи раздражены из-за того, что девушки наотрез не дают никаких показаний по делу, протестуя против незаконного ареста. При таком резонансе по делу девушек оперативники боятся выбивать показания как их обычно выбивают в России — пытками и побоями. Поэтому опера заняты мелкими кознями. Происходит это примерно вот так, как рассказывает адвокат Виолетта Волкова:

«Катя сказала, что на днях, около 10 часов вечера, когда она собиралась ложиться спать, к ней пришла бригада оперативников и сотрудников администрации СИЗО и стала спрашивать ее о наличии претензий к сокамерницам. Все происходящее они снимали на видео. Претензий к сокамерницам у Кати не было, о чем она много раз повторила на камеру — отношения у них сложились нормальные. Тогда оперативники вывели наружу всех сокамерниц, «для особого разговора», оставив Катю одну, а когда их вернули обратно в камеру, одну из них просто трясло, и она (сокамерница) дрожащим голосом стала говорить, что Катя передает СМИ через адвоката подробности ее — никому неизвестного — уголовного дела в невыгодном для нее свете. Далее сотрудник СИЗО указал на якобы не должным образом заправленное одеяло — хотя уже было время после отбоя и одеяла явно могли быть незаправленными — после чего потребовал, чтобы Катя написала объяснительную по факту неправильно заправленного одеяла. Далее было объявлено, что ей выносится формальный выговор за это одеяло и администрация заносит его в личное дело Кати. Теперь это вполне может быть аргументом следствия для продления Кате срока содержания под стражей, а в дальнейшем, если Катю осудят, выговор за одеяло может быть основанием для отказа в условно-досрочном освобождении»

Катя стала человеком с уникальным опытом написания официальной объяснительной по факту незаправленного ночью одеяла.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=400688163295408&set=a.154660834564810.30239.100000626821743&type=1

Медведев: если помиловать Ходорковского, то он лишится шанса на полную реабилитацию в суде


Действующий президент России Дмитрий Медведев в интервью журналистам пяти телеканалов заявил, что не будет рассматривать вопрос о помиловании экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковкого без его прошения о помиловании. Медведев пояснил, что

«Милосердие должно быть связано с волей осужденного… Если бы я помиловал человека без его прошения – то вклинился бы в процесс доказания полной невиновности в суде», – заявил Медведев, отвечая на вопрос о возможности помилования Ходорковского.

По словам действующего президента, заключенный может не требовать помилования, желая полной реабилитации в суде.

При этом тележурналист РЕН ТВ Марьяна Максимовская привела в пример Медведеву собственный поступок президента, совершенный на этой неделе: в понедельник Медведев помиловал осужденного на 2,5 года Сергея Мохнаткина без прошения об этом со стороны заключенного. По словам Максимовской, тем самым Медведев создал прецедент, который может быть использован. Медведев в последующем ответе фактически уклонился от этого замечания.

«При всем моем уважении к некоторым коллегам, которые подписали соответствующие бумаги, эти бумаги основаны не на букве Конституции, не на духе закона. Говорить о милосердии можно, но это милосердие должно быть все-таки связано с волей лица, которое подверглось ответственности, с волей осужденного», – сказал Медведев, добавив, что в случае с Мохнаткиным якобы присутствовало «косвенное признание вины».

В конце 2010 года Хамовнический суд Москвы приговорил экс-главу ЮКОСа Ходорковского и бывшего руководителя МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева к 14 годам колонии каждого по обвинению в хищении 200 миллионов тонн нефти и отмывании денег. С учетом приговора от 2005 года по первому делу, согласно которому они были осуждены на восемь лет лишения свободы, и проведенного в заключении времени срок их наказания должен был истечь в 2017 году. Однако 24 мая Мосгорсуд смягчил наказание на один год, и теперь Ходорковский и Лебедев могут выйти на свободу в 2016 году. Ходорковский и Лебедев неоднократно заявляли о сфабрикованности дел против себя и говорили, что не признают свою вину.

Источник

Из зала — сюда



© REUTERS/Heiko Junge/ Scanpix

Хотел проиллюстрировать то, о чем мы вчера говорили с братьями Дзядко на «Дожде».
О тревожащей меня разнице в картинках из городского суда Осло и зала Таганского суда в Москве.

Вверху: Андерс Беринг Брейвик, террорист, убийца 77 человек.

Внизу: Надежда Толоконникова, спела и станцевала в церкви.


© РИА НОВОСТИ/Андрей Стенин

Источник: Журнал Другого