впечатления

Бунт и протест


Ночная Стража«— Лейтенант дневной стражи обратился за помощью к одному из полков, — продолжал Тильден. — Что он и должен был сделать. Разумеется.
— Которому? — спросил Ваймс, просто так. В конце концов, название было во всех книжках по истории.
— Среднему Драгунскому полку лорда Вентури, сержант. Мой старый полк.

«Это точно, — подумал Ваймс. — А кавалеристы хорошо обучены контролю над мирными жителями. Это всем известно».

— И, э, было несколько, э, случайных смертей…

Ваймс жалел старика. Вообще-то, так и осталось неизвестным, приказал ли кто кавалеристам выступать, но имеет ли это значение? Лошади наступают, люди не могут выбраться из-за того, что другие давят на них сзади… малышу так просто не удержать руку…

— Но, кроме того, офицеров забросали различными предметами, и один из солдат был тяжело ранен, — добавил Тильден, словно читая по бумажке.

«Значит, все нормально? — подумал Ваймс».

— Какими предметами, сэр?

— Овощами, кажется. Хотя, возможно, были и камни. — Ваймс заметил, что рука Тильдена трясется. — Насколько я понимаю, бунт произошел из-за цены на хлеб.

«Нет. Это протест был по поводу цены на хлеб, — проговорил внутренний голос Ваймса. — А бунт это то, что получается, когда паникующие люди зажаты между идиотами на лошадях и другими идиотами, что кричат «да, точно!» и стараются продвинуться вперед, и все дело в атаке присоветованной маньяком со стальной линейкой».

Отрывок из книги: Пратчетт, Терри. «Ночная стража.» iBooks.
Этот материал может быть защищен авторским правом.

Лешп — наш!


Патриот (Плоский мир)Сегодня моё семейство отправилось на дачу, а я, чтобы скрасить трагизм одиночества, начал читать весёлую фентези любимого Терри Пратчетта. Открываю нового для себя «Патриота» и первые же строки встречают меня замечательным:
«Дорогие сограждане и все те, кто случайно забрел в Анк-Морпорк!
Безусловно, все вы уже слышали, что из моря поднялась исконно анк-морпоркская земля, славный остров по имени Лешп. Однако всем известные внучатые племянники шакала, живущие по другую сторону моря, нагло брешут, будто это их исконная земля, хотя документы, подписанные и заверенные нашими почтенными историками, которым мы, анк-морпоркцы, всегда доверяли, — так вот эти документы однозначно подтверждают: Лешп — наш! Не дадим же отчизну в обиду! Патриоты мы или нет?!»

Василий Зайцев: Неизвестный пикет на Красной площади


Красная Площадь. Картинка ФедералПресс

Было далеко за полночь, но Василий Иванович Зайцев, преуспевающий бизнесмен, замечательный муж и счастливый отец трех дочерей, продолжал ворочаться в постели, но никак не мог заснуть.

В его усталом сознании беспрерывной чередой мелькали огоньки воспоминаний: фигуры и лица, слова и поступки, факты и события. Сначала весь этот пестрый клубок образов бессвязно мельтешил перед глазами несчастного Зайцева, но потом из случайностей хаоса начала вырисовываться определенная картина.

«Вот если бы Горбачев», – размышлял Зайцев, – «был слегка более решительным, а Ельцин чуть меньше пил… Вполне могло сложиться так, что никакой государственной вертикали коррупции в нашей стране сейчас не возникло»…

Зайцев был человеком неглупым и понимал, что творится в стране. Он также видел опыт Майдана в Киеве и помнил тщетность Болотной в Москве. Зайцев чувствовал полное бессилие одиночки, но и жить дальше против своей чести и совести уже не мог. Ему было ради чего остаться дома, но потерять самоуважение — немыслимо.

Приняв решение, он, чтобы не потревожить посапывающую супругу, осторожно встал с постели и выскользнул в коридор. Затем он проник в детскую, откуда похитил большой лист ватмана и краски гуашь. Закрывшись на кухне, он занялся приготовлениями.

Через два часа всё было сделано. На кухонном столе осталась записка жене и девочкам, в которой Зайцев говорил о своей бесконечной любви к ним и объяснял свой поступок. На тот случай, если он не вернется, Зайцев также сообщил супруге код банковской ячейки, где лежит всё необходимое для продолжения жизни семьи.

Было 7 часов утра, 23 ноября 2013 года, когда бизнесмен Василий Зайцев вышел на Красную площадь и занял позицию напротив мавзолея. Нет, он не собирался ничего прибивать к брусчатке, поскольку большинство граждан такой поступок не поймут и не оценят. И поджигать себя он тоже не стал из-за опасности прослыть сумасшедшим. Вместо этого Зайцев молча развернул плакат:

«Я –
атеист
чернокожий
еврей
гомосексуалист»

Простоял он так не больше трех минут. Прислужники режима, натренированные на белый свет плакатов и лент, моментально повалили его на землю и скрутили руки за спиной. Через полчаса Зайцев был доставлен в ОВД Китай-город.

Гордый Зайцев, никому ничего не сказав, вышел на пикет только потому, что так велела совесть свободного человека. Эта акция не была согласована властями. Журналисты о ней ничего не знали, и оппозиция была не в курсе. Зато известно, что в понедельник утром изрядно помятого Зайцева отпустили на волю с подпиской о невыезде. Решался вопрос об уголовном деле.

«Не я ли тот самый Зайцев?» – на это спросите вы. – «Раз уж так много знаю о его акции».
«Нет. Всю эту историю я выдумал от начала и до конца», – отвечу я вам. – «А до Зайцева мне далеко. Я всего лишь обыкновенный слабак, трус и лжец».

Яблоко Паскаля


Блез Паскаль

Тот самый знаменитый Блез Паскаль, чьё имя ныне измеряет давление* и программирует компьютеры**, оставил свой след и в христианской религии. А дело всё в том, что математик умудрился рациональным путем обосновать выгоду от веры в бога***.

А рассуждал он примерно так:
Если бог существует, то верить и вести себя по канонам религии — очень выгодно, поскольку верующего праведника ожидает бесконечное блаженство в раю. В то время, как быть неверующим грешником крайне опасно — он обречен на вечные муки в аду. А если бога нет, никто особо ничего не приобретает, но и не теряет.

После этого разве не очевидно, что в пари надо делать ставку на веру?

Узнав однажды эти аргументы, я долгое время не мог отделаться от ощущения, что они напоминают мне что-то очень близкое, знакомое. И это нечто мучительно вертелось на языке, терзало, но оформиться в четкую мысль никак не могло.

Как всегда мне помог случай. Однажды, совсем недавно, я услышал в комнате радостный смех жены. Оказалось, что она веселилась, сравнивая криминальную обстановку нашего района, с рекомендациями доблестной полиции, которая предостерегала добропорядочных граждан от рискованных контактов с гопниками.

– Старайтесь избегать неблагополучных кварталов и темных улиц. Обходите стороной шумные компании нетрезвой молодежи, не вступайте в разговоры и пререкания, будьте вежливы, – с выражением цитировала супруга, – не провоцируя агрессию, по возможности быстро минуйте опасный участок…

Жена подняла палец вверх и снова прыснула со смеху, но мне уже было не до ярких картин нашего полуосвещенного замкадинска и бандюков, таящихся в переулках. В этот момент меня осенило словно ньютоновским яблоком. Вот же оно! Отечественное МВД предлагало гражданам применять по отношению к хулигану, тот же самый подход, что и Блез Паскаль к христианскому богу:

Нет гарантии, что вы его встретите на своем жизненном пути, но если вам не повезет, то лучше не связываться, а убежать как можно быстрее.

* Паскаль — единица измерения давления (механического напряжения)
** Язык программирования Pascal
*** Пари Паскаля — фрагмент размышлений, содержащихся в разделе VIII «Разумнее верить, чем не верить в то, чему учит христианская религия», «Мысли о религии и других предметах».

Взрывоопасная ситуация


volgabusБежала за ним, еле успела. Уф, запыхалась… Зато автобус полупустой оказался. Я сижу! Ура!

Плюхнулась впереди, лицом ко всем. Пока искала передать за проезд, все хорошие места позанимали. Не пересядешь… Обидно. Не люблю так, весь салон разглядывает.

Та-а-к. Вроде ничего не растрепалось. Ничего! Плащ на коленки сильнее, расправить… А, вот, нефиг пялиться! Нефиг, нефиг! Да-да-да!

Уфф… Ну, ладно, кота покормила, утюг выключила, дверь закрыла… Закрыла? Или нет? Ладно, сейчас уже всё равно поздно, едем… Потом маме позвоню…

А куда я дела телефон? Ах, вот он. Сейчас музыку. Что-нибудь бодрящее…Проклятые наушники запутались. Кто их вообще выдумал такими?

О! Вот это бабахнуло! Аж в ушах звенит. Где? Ну, где же? Ничего не вижу отсюда… Хы-ы-ы, это ж старый жигуль завелся! Уфф… А рвануло, как взрыв прямо. Как настоящий… Бдыдыщ так!!! Напугало даже.

А, вот, если бы не в Волгограде? А в этом автобусе, прямо здесь и сейчас? Представить страшно, если бы со мной.

А никто не застрахован.  И кто угодно может оказаться этим… Сидишь рядом с человеком, а он этот… Вон девушка непонятная. Или тётка. Напротив и через проход по ди-а-го-на-ли… Не поймешь какая, в платочке сидит. С ребенком в комбезе. Ручки-ножки короткие, не шевелится совсем. Лица ребенка не видно… А вдруг там не ребенок!? А бомба!?

Ой, мамочки родные! Что же делать? Что!? Закричать!? А вдруг не бомба? Лучше выйти. Прямо щас на остановке?

Я даже встать боюсь. Вот… Ладно, ладно, ладно… Страшно-то как… Тихо, спокойно, спокойно… Пока в Москву не приедем, людей мало… взрывать не будет. Или будет? Вон, глазищи какие дурные… Хотя, у всех тоже не лучше…

Если рванет, всё сюда полетит… Ой, мама… Лучше бы я назад пошла сразу и там села… Дура… Смотри-ка, у меня ноги дрожат. Сами!

Ладно-о-о… Сиди спокойно, не пялься… А платок-то у неё серый… Серый. А шахидки какие носят? Черные или нет? Кто их разберет вообще… А вдруг переоделась?

Ещё народ заходит. В проходе стал. Таджик какой-то, я не разбираюсь. Теперь всё в него полетит… Бедненький… Зато не в меня… Ой, нельзя так… тьфу-тьфу-тьфу… думать так не хорошо. Плохо так думать… Ещё остановка. Опят заходят. Последняя до МКАДа. Московский кольцевой ад… Битком набились. Тут все и поджаримся…

Мамочка, прости если что… Надо было выходить сразу. Дура… А сейчас ещё страшнее встать и подойти ближе… Вот, переехали, мы в Москве-столице-нашей-Ро… Она встала!!! Встала!!!

Не смотреть, закрывай глаза… Закрывай… Мамочки, я сейчас описаюсь… Ладно, ничего-не-вижу-ничего-не-слышу… если уж сейчас то скорее чтоб и ничего не чувствовать чтоб только не больно пожалуйста…

Вышла? Как вышла? Вышла и пошла. Просто на остановке. По своим делам. Уфф… Ура! Отлегло! Живая! Ля-ля-ля! Дура я! Уфф… сплошной стресс. Давка и пробки эти. Хватит уж дергаться, всю душу вытрясет, пока к метро довезёт. Водила. Душно тут…

Так, а где же телефон? А, вот. А наушники? Сейчас распутаем, и будет музычка… Ля-ля-ля… Но сначала:

— Алло, мам, привет… Я, кажется… Ну, дверь не закрыла что ли…