компьютеры

Хроники Субъективной Вселенной


Одним файлом в формате PDF: Хроники Субъективной Вселенной

Галактика Андромеды

IV. И полученный результат. 3. Теплые, дружеские отношения — залог приятной атмосферы внутри коллектива


Кружка кофе— Терри, дружище, – со знанием дела сказал офицер Николас Никерс, – не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы управлять всеми этими штучками и прочими дрючками… – тут он сделал неопределенный жест рукой, а потом добавил, – ну, ты же понимаешь…

— Хм-м-м, – рассеяно отозвался Макнили, который в это время устанавливал новые видеорегистраторы системы безопасности. – Э-э-э…

По опыту Теренс уже знал: междометий вполне достаточно для того, чтобы охранник продолжал вещать, а не лез помогать советами и делом.

— Я имею ввиду всех этих заумных бабенок, – уточнил офицер, – которые снуют здесь перед камерами, – Никерс ткнул здоровенным пальцем в голографический экран. – Они же обычные телки, ну, ты понимаешь, просто некоторые из них нацепили белые халатики.

Тут охранник замялся и сделал пару лишних глотков для храбрости. (далее…)

III. Входные данные


Матрица– Кто там? – мрачный Илюха спросил в домофон.
– Это Инга, – из трубки донесся ангельский голос, услышав который, Илюха немедленно растерялся и промямлил:
– А-а-э-м-машки нет дома… Тьфу, то есть, М-маришки.
– Чего-чего? – удивилась трубка. – Это Инга, я к Марине пришла!

В очередной раз столкнувшись с этой длинноногой блондинкой, Илюха начал путаться в словах, стесняться и краснеть. Чувствовал он при этом себя невероятно глупо, ведь разговаривая по домофону, Илюха не мог даже увидеть девушку во всей её красоте. Зато он хорошо помнил её лицо, фигуру и вообще… (далее…)

II. Весь мир в кармане пиджака


компьютерная стойка

Итак, в начале лета я вернулся в Германию, намереваясь провести там отпуск и обжить, теперь уже свой собственный, дом.

В Кобурге все было замечательно. Отличная погода, лето и солнце. В моей душе царят спокойствие и ощущение свободы, чувства которые в России заменяются постоянными тревогами и опасениями.
Я забил старенький холодильник едой и принялся за уборку: в меру своей лени стер пыль в комнатах и, по возможности, убрал дядины вещи в коробки. Потом мне это надоело, и я отправился в букинистический рай библиотеки и кабинета.

В итоге я добрался до компьютера и включил его. Оказалось, что за пятнадцать лет, с момента первоначальной его установки в середине 1994 года, в нем не было создано ни одного нового файла. Похоже, что им вообще ни разу не пользовались. Хорошо сохранившийся музейный экспонат.
В течение дня я несколько раз выходил на улицу и пару раз видел соседей, они улыбались, но глядели настороженно, не понимая, что можно ожидать от очередного выходца из России. В общем, я прекрасно провел в доме день, но на ночь ушел спать в гостиницу. Уж слишком неуютно я чувствовал себя в пустовавшем жилище покойника.

Следующим утром я вернулся обратно и продолжил наводить в доме порядок. И все было бы хорошо, но около полудня мою работу на кухне прервал незнакомый звук. Это был негромкий, но настойчивый зуммер электронной сигнализации. В поисках его источника, я прошелся по дому и спустился в подвал. Здесь тревожный звук был гораздо сильнее и исходил он от той самой железной двери без ключа. (далее…)

I. Подозрительное наследство


Кобург, Фесте

Эта история, как и многое другое в человеческой жизни, начинается со смерти. Умер дядя Гриша, которого я не видел с тех самых пор, как он двадцать лет тому назад эмигрировал по еврейской программе в Германию. Поселившись за рубежом, он не поддерживал никаких отношений с семьей, поэтому еще недавно, о нем было известно лишь то, что до своего отъезда из СССР дядя работал зубным врачом. Даже когда пал железный занавес и стали возможны заграничные поездки, он ни разу не выходил на связь и ни с кем не встречался. Что касается меня, то за долгие годы, я успел полностью забыть о его существовании. Но ничего удивительного в этом нет: мы виделись всего один раз, причем мне было тогда около семи лет от роду.

Однако сейчас я был вынужден вплотную познакомиться с тем, что некогда являлось его жизнью. Причиной этому послужило удивительное событие и оно, как это ни странно звучит, касалось моего наследства. Неожиданно выяснилось, что потерянный дядя Гриша оставил мне кое-какое заграничное имущество. Об этом факте мне по телефону сообщил его душеприказчик, а заодно и адвокат еврейской общины, в которой, как оказалось, состоял мой дядя. Представившись Михаилом Соломоновичем, юрист, не особо вдаваясь в подробности, пригласил меня посетить Кобург, произнести несколько слов над могилой усопшего и получить-таки наследство. (далее…)

Предпочтения wordpress.com


Почему, почемуВам может понравиться, в разделе «вам может понравиться» всегда вываливается какая-то ерунда, причем в бОльшей степени на английском языке? И, вообще, с чего вы решили, что мне это подходит?

Окай, я умею читать, и уже давно выбрал из предложенного списка всё, что мне интересно. Но, ради Юпитера, разве не заметно, что я пишу кириллицей, но при этом мне не интересны ни Североморск, ни Самара?

Я бы с удовольствием подписался на что-нибудь другое, ну, пожалуйста.

Страх


КрипиНезаметно для себя я просидел за ноутбуком до самого вечера, когда сгущающийся за спиной сумрак, неожиданно напомнил мне о надвигающейся опасности. В сущности, темно еще не было, но натренированный затылок вдруг ясно почувствовал на себе взгляд невидимых глаз. От этого ощущения, вверх по позвоночнику побежали мурашки. Мне показалось, что волосы на голове зашевелись и встали дыбом. Будь проклята моя легкомысленность: я опять забыл зажечь свет, и не закрыл окна, отдавая, тем самым, свое убежище во власть грядущей ночи.

Вам эти ритуалы должны представляться смешными, но поймите правильно, для меня открытые в темноте форточки, равносильны незапертому люку в подводной лодке при ее погружении.

Стараясь казаться равнодушным, я скучающе отодвинул от себя клавиатуру. Затем потянулся и лениво подошел к окну якобы для того, чтобы послушать вечерний гомон детворы на детской площадке, посмотреть на невидимый из моего окна закат и подышать все еще жарким дневным воздухом. Я выглянул наружу и немного постоял так для приличия. С улицы доносился гул автомобилей на шоссе и первые трели неугомонных сверчков из палисадника. Возвращающиеся с работы граждане проскакивали мимо сидящих на скамеечке старух и быстро ныряли в подъезд. На школьном дворе с олимпийским энтузиазмом сновали толпы детей. Издалека доносилось ритмично-эстрадное «унц-унц-унц» и чья-то пьяная ругань, перемежающаяся звуком бьющейся посуды. И хотя эта уличная жизнь казалась все еще суетливо-деятельной, но с востока уже приближалась бездна, и ощущалось, что небо из последних сил конвульсирует оттенками своего красно-оранжевого пламени. Ночь обещала быть душной.

Все это время я не оборачивался назад и ждал предательского толчка в спину. Однако ничего не произошло. Поэтому, сохраняя внешнее спокойствие, я выждал положенное время и закрыл створку окна, повернув при этом ручку до отказа. Посторонние звуки стихли, но от этого в квартире стало еще менее уютно. Зато теперь я мог развернуться и оглядеть комнату.

Солнце успело опуститься достаточно низко, от чего по стенам поползли длинные тени. Пока что они были медлительны и робки, но я чувствовал, они уже скоро заживут своей таинственной ночной жизнью. Хорошо зная коварные повадки теней, я мысленно отметил, что они начали собираться за пределами комнаты — в коридоре, где уже успела сформироваться бесцветная плоть сумрака. Тени будут скапливаться там, пока мрак не почувствует свою силу и разом не проглотит весь дом и меня вместе с ним.

Но чтобы этого не случилось, я пошел в туалет, громко ругая свою маленькую и темную однокомнатную квартирку. Этот маневр позволял мне заполнить пространство звуками и одновременно давал оправдание для того, чтобы зажечь свет на всем пути. Потом стоя в туалете, совмещенном в своей непристойности с ванной, я вслух громко размышлял о звуках хороших и понятных, человеческих и живых, избегая при этом думать о непонятных, беспричинных, пугающе-странных и вовсе мертвых звуках. На обратной дороге, я заглянул на кухню, чтобы попить воды и заодно включить там лампочки. Нечего и говорить о том, что по-рассеянности я везде забывал погасить за собой свет?

Когда я вернулся в комнату, вся квартира была ярко освещена. Оставалось только задернуть жалюзи, ведь некрасиво же сидеть у всех на виду со включенным светом? И черное пустое окно, тут со всем ни при чем.

Закончив все приготовления, я снова вернулся за стол, однако теперь я развернул свой стул и ноутбук таким образом, чтобы оказаться спиной вплотную к стене и лицом ко входу в комнату. Это позволило мне занять стратегически-грамотную позицию и вовремя заметить приближение Неведомо Чего, если оно, конечно, осмелится придти. Я успокоился и снова углубился в работу над своим давним рассказом о страхе.

Отвлекся я от этого занятия только около полуночи, когда по всей квартире с неприятным щелчком вырубился свет. Чувствуя, как бешено колотится сердце, я сидел перед экраном ноутбука — единственным светлым пятном в комнате и боялся пошевелиться. Вглядываясь в резкие черные тени, которые обступали меня с трех сторон, я внимательно прислушивался ко всем посторонним звукам. Вы знаете, как в пустой квартире иногда бывает страшен скрип половиц или треск рассыхающейся мебели? В темноте комнаты все эти звуки я слышал очень хорошо и мне они сильно не нравились.

Тем не менее, ничего страшного не происходило, и спустя полчаса я снова успокоился. Мои глаза привыкли к мертвенному свету экрана, я стал различать клавиатуру и продолжил трудиться над рассказом, благо экономичный лептоп показывал, что при такой работе, зарядки хватит еще на четыре часа то, есть до самого утра. А что собственно бояться? Вот мой мобильник, запасной светодиодный фонарик и бейсбольная бита. Вход в комнату я прекрасно вижу и контролирую, а сзади меня надежная стена. И мало вероятно, что из бетона вылезет когтистая лапа, которая схватит меня за горло, прежде чем я успею дописать это предложе