Месяц: Январь 2014

IV. И полученный результат. 8. Будто фантастики в детстве не читала


МиметитЧеловеку свойственно заблуждаться. Люди ошибались, считая Землю центром Вселенной или когда думали, что homo sapience — единственный разумный вид на планете. Ошибался и Макнили, вообразивший себя одиночкой, выжившим в снежной катастрофе.

Кроме дежурной группы энергетиков, по-прежнему следивших за состоянием ядерного реактора, катастрофу успешно пережили Мишель Берк, Вита Хмель, да и весь персонал обоих многокиллометровых колец Большого адронного коллайдера.

Но если обе девушки из Центра управления репликацией примерно понимали, что случилось, то остальные учёные были совсем не в курсе происходящих событий. Однако несмотря на поднятую тревогу и завывание сирен, никто не сбежал, люди продолжали выполнять свою работу. И это был не героизм, а обыкновенный здравый смысл и понимание того, что столь опасные установки ни в коем случае нельзя оставлять без присмотра, иначе может быть только хуже. (далее…)

IV. И полученный результат. 7. Выход Макнили


Снежная катастрофа

Снежная зараза распространилась по комплексу очень быстро, чему, в немалой степени, помогла интеллектуальная система вентиляции и кондиционирования, которая создала, по-видимому, оптимальные для этого условия. В результате, желтоватые кристаллы ещё до введения карантина успели укорениться в большинстве помещений комплекса. По этому поводу Теренс Макнили уже несколько раз мысленно поздравил как неизвестных производителей кондиционеров, так и совершенно определенных разработчиков Юнити — Интеллектуальной информационной системы СРМ, управлявшей всей автоматикой комплекса.

Прошло несколько часов, и стало очевидно, что подземное сооружение гибнет. Автоматика отказывала, все входы были намертво блокированы, переходы разрушены, помещения завалены мусором. На голографическом экране Макнили наблюдал клубы водяного пара, бесконечный снег, груды трухлявой ржавчины и неестественные скелеты искореженных металлоконструкций. А вот людей, в смысле живых, на тех камерах, что еще передавали изображение, Макнили не видел. Зато он отметил, что изморось скапливаясь на металлических поверхностях, образовывала многочисленные кристаллы, которые на глазах вырастали в гигантские остроугольные балки. Спустя некоторое время эти блоки трескались и рассыпались на миллиарды крошечных жёлтых снежинок, разносившихся потоками воздуха по всем помещениям ЦУРа. А ещё Макнили показалось, что этот процесс с каждой минутой происходит всё быстрее и быстрее.

«Снег и сюда скоро доберется», – от таких мыслей Макнили передернуло.

Запертый в крошечной каморке сисадмина, IT-шник посчитал себя единственным человеком, выжившим в этой катастрофе. Он с трудом подавлял панику и судорожно пытался придумать план спасения, но в стрессовой ситуации ничего путного не выходило.

«Очаг заражения, – в который раз начал он сначала, – находится, скорее всего, в хранилище артефактов среди «совершенно безопасных и абсолютно не токсичных образцов». Интересно, как получилось, что из столь непопулярного места, ядовитая «болячка» так быстро разнеслась по всему комплексу?»

«Ладно. Соберись. Думай! – отгонял от себя бесполезные мысли Макнили, – Во-первых, у меня есть доступ на Юнити…»

«Имея в своем распоряжении всего лишь полуавтономный ультракон, талантливый хакер может перевернуть весь мир», такими словами начинается знаменитый «Компьюрикон» Стефа Новского. Этот увлекательный двухтомник подробно и с юмором рассказывает о победоносной борьбе анонимна против государственной машины и систем безопасности нескольких крупных коммерческих банков. Правда, находясь уже в тюрьме, прославленный хакер закончил свою вторую книгу удивленным восклицанием: «Поразительно, на что способен пойти грамотный сисадмин в критической ситуации!»

Но к данным обстоятельствам этот пример не подходит. Макнили был сисадмином вполне добротным и качественным, но даже обладание доступом к главному компьютеру не гарантирует успеха: необходимо также, чтобы и сервер мог управлять своим периферийными системами. К сожалению, из-за разрушительного действия ядовитых снежных кристаллов, Юнити оказался практически отрезан от большинства роботов, датчиков, пробников, анализаторов, вспомогательных вычислительных систем и линий резервной связи. Как решить эту проблему, Макнили не знал.

Он морщил лоб, тер виски, прохаживался по комнате, барабанил пальцами по столу, беспокоился о нехватке воздуха, но ответ никак не приходил. IT-шник совсем было пал духом, но в этот момент где-то вдалеке что-то мощно бахнуло. Комнатушка вздрогнула, моргнул свет, а по стенам зашуршало песком.

«Абсурд! Не может тут быть никакого песка», – подумал Макнили и бросился к монитору.

Остатки системы безопасности деловито рапортовали о гибели одной из резервных батарей питания третьего уровня защиты. Судя по состоянию датчиков, Макнили с грустью отметил, что в электрогенераторное помещение проник злополучный снег.

– Фигня, легко отделались! – философски заметил сисадмин. – Вот если б рванул ядерный генератор, то я б точно не выжил… Или кольцо коллайдера… Или накопитель, или репликационный блок…

Теренс Макнили замолчал, взгляд компьютерщика остановился, и лишь губы продолжили бесшумно шевелиться не в силах поспеть за стремительным ходом его мыслей. Всякий, кто хорошо знал IT-шника, мог бы сейчас с уверенностью сказать, что его лысеющую голову посетила гениальная идея.

Макнили рванул к столу, на бегу подключая ультракон к голографическому терминалу.

– Компьютер, – хрипло сказал он, – проверить подключение ко «Вселенной».

– Подтверждаю, – невозмутимо отозвался Юнити, – доступ активен.

Затем Макнили дрожащими руками перенес из памяти ультракона необходимые данные в программный интерфейс Вселенной.

– Компьютер, запустить модуль клонирования.

– Выполнено.

Макнили нервно хохотнул, а потом откинулся на спинку неудобного эргономичного кресла.

Путь к свободе и жизни был открыт.

Собственно, идея Макнили была на удивление проста. Если невозможно выбраться из блокированного репликационного комплекса наружу, почему бы вместо этого не убежать из него внутрь во «Вселенную»? Идея бредовая, но ведь если белые халаты репликаторщиков неделями добывают артефакты из виртуального пространства, то почему нельзя отправить туда свое собственное тело? Тем более, что благодаря улучшениям от Ильи Бойко, внутри «Вселенной» теоретически было возможным воссоздать любой объект реального мира. Ну, а новый модуль Макнили этому поспособствует.

Правда, и тут были немалые проблемы. Первая: во «Вселенную» можно отправить лишь цифровую матрицу объекта. А это значило, что бренное физическое тело Макнили навсегда останется в разрушенном репликационном комплексе.

Вторая: чтобы получить эту грешную цифровую копию, необходимо было задействовать атомный сканер репликатора. Другими словами, от Макнили требовалось добровольно залезть в ту самую ядерную «печку», через которую, по представлениям команды репликаторов, не могло пройти ничто живое.

И, наконец, третье. До самого репликатора, еще надо было как-то добраться, преодолев на своем пути ядовитый снег и разрушенные туннели комплекса.

Конечно, у IT-шника не было иллюзий относительно шансов на выживание:

«Безумие?! Да, но лучше попытаться выжить в виртуальном мире, – решил он, – чем гарантировано умереть прямо здесь от удушья, ядовитого снега или ядерного взрыва».

После этого он прикинул извилистый маршрут по разрушенным помещениям комплекса и, надев защитный костюм, храбро шагнул в снежный ад, таящийся непосредственно за дверью каморки сисадминов.

IV. И полученный результат. 6. Когда неизвестно что делать, искать кто виноват не имеет смысла


Подземный комплекс

Истошно завопила сирена, и массивные створки ворот подземного бункера захлопнулись прямо перед носом у бригады скорой помощи. После этой демонстративной выходки, все попытки связаться с репликационным центром как своими силами, так и через офис городской больницы, оказались безуспешными. Что делалось внутри комплекса, медики не знали.

А творилось там чёрт знает что, и этот бардак сильно раздражал Георга Лотта, который попытался получить от Эндрю Маковски разумные объяснения, но вместо этого узнал лишь то, что: «а» – горе-аналитик застрял в кафетерии, «б» – ему жарко и «в» – из кондиционера идет жёлтый снег. После чего связь с бункером неожиданно оборвалась и больше не восстанавливалась. (далее…)

IV. И полученный результат. 5. Просто кошмар какой-то


Медсестра

Никерс отреагировал незамедлительно. Он отставил кружку и, убрав с голографического дисплея порнуху, вывел на него изображения со всех камер хранилища. За исключением непонятной ряби (спасибо идиоту Макнили), ничего тревожного на них не наблюдалось.

Вот рабочее место кладовщика, как обычно пустое. Тут сломанный робот. А здесь хорошо видно застрявшего Штильберга с неживым, посиневшим лицом…

— @#$%^&, – громко сказал охранник и кинулся в хранилище, на ходу вызывая штатного медика.

Когда Никерс ворвался на склад, там было жарко, как в тропиках, душно, как в пустыне и валил снег, как в тундре. Однако больше всего охранника поразило то, что во всем этом действе активную роль играл стаканчик капучино, забытый на столе кладовщика: невзрачный сосуд из перерабатываемого картона исторгал из своих недр фейерверк ледяного кофейного града. (далее…)

Павел Астахов попал под последний поезд


Я так понимаю, друзья, вы все давно забыли про казус Павла Астахова, уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ? А зря.

Это все-таки модельная, экспериментально выверенная ситуация: подобных у нас не так много в коллекции. Этакий «сферический лицемер в вакууме». Профессиональный читатель публичных нотаций и произноситель многозначительных проповедей сделал себе роскошную карьеру на том, что целую страну учит правильной морали и надежной нравственности, истинным семейным ценностям, и верным нравственным ориентирам. Будучи при этом обладетелем пышных докторских научных регалий, которые, как выясняется со всей очевидностью, ему принадлежать никак не могут.

Фото РИА-Новости

(далее…)

IV. И полученный результат. 4. О пользе правильного питания


sandwichБыла середина второй смены. Сдерживая одышку, Джордж Т. Штильберг, кладовщик или, говоря официальным языком, заведующий складом артефактов, медленным прогулочным шагом двигался в сторону своего рабочего места на самом нижнем уровне подземного комплекса. Он никуда не спешил и нёс всё свое тело с достоинством потомственного аристократа. А зачем, собственно, торопиться, если ты и так уже опоздал часов эдак на девять с гаком?

Заглянув по пути в кафетерий, кладовщик обнаружил там Энди Маковски, который сидел за столиком в компании смущающейся практикантки и неизвестного молодого человека, одетого в чистую голубую рубашку, пиджак и брюки, не говоря даже о наличии галстука на положенном ему месте.

«Маковски клонировал себя с целью двойного совращения студентки, – подумал Штильберг и решил не обращать внимание».

Стараясь не смотреть на сладкую троицу, он подошел к стойке и попросил бутерброд да кофе с собой. Ах, какие же вкусные бывают сэндвичи на багете с зернышками четырех злаков, с полосками бекона поверх обжаренных кусочков курицы, под двумя соусами и листьями салата, кругляшами огурчиков и солененьких оливок, да со свежим лучком! (далее…)