книги

Лешп — наш!


Патриот (Плоский мир)Сегодня моё семейство отправилось на дачу, а я, чтобы скрасить трагизм одиночества, начал читать весёлую фентези любимого Терри Пратчетта. Открываю нового для себя «Патриота» и первые же строки встречают меня замечательным:
«Дорогие сограждане и все те, кто случайно забрел в Анк-Морпорк!
Безусловно, все вы уже слышали, что из моря поднялась исконно анк-морпоркская земля, славный остров по имени Лешп. Однако всем известные внучатые племянники шакала, живущие по другую сторону моря, нагло брешут, будто это их исконная земля, хотя документы, подписанные и заверенные нашими почтенными историками, которым мы, анк-морпоркцы, всегда доверяли, — так вот эти документы однозначно подтверждают: Лешп — наш! Не дадим же отчизну в обиду! Патриоты мы или нет?!»
Реклама

Бернар Вербер и его «Энциклопедия относительного и абсолютного знания»


Бернар ВерберЭтот сборник занимательных фактов относительной научной ценности напомнил мне старый отрывной календарь, где на каждом листке мелким шрифтом напечатано какое-нибудь крылатое изречение философа, народная мудрость или любопытное событие из дневника наблюдения за погодой.

Впрочем, у отрывного календаря, есть одно несомненное преимущество. Его авторы обычно стараются согласовывать свои тексты хотя бы со временем года, в то время как Вербер, не переутруждаясь систематизацией, вываливает горы разнообразных фактов без какого-либо намека на упорядочивание.

С другой стороны, есть пособия из разряда «Всё мировое искусство» или «Наука за 30 минут», которые содержат описания наиболее известных творческих направлений или краткую справку о главных достижениях человеческой мысли.

Но и брошюры-шпаргалки тут выигрывают за счет систематизации и уплотнения обычно учебного, достоверного материала, что позволяет потенциальным читателям сохранить крупицу полученных знаний. В то же время можно дивиться некоторым публикуемым Вербером фактам, идеям и выводам, но считать их достоверными просто нельзя.

В результате заметки «Энциклопедии» Вербера пестрят перед глазами своими квадратными скобочками вначале текста и немудреными моралями в его конце, оставляя в голове читателя лишь пару простых фокусов со спичками и ощущение причастности к чему-то околонаучному.

Однако несмотря на все, книга, как мне кажется, по праву находит своё законное место рядом с календарем, но и тут последний снова побеждает, поскольку его странички отрываются гораздо легче, да бумага мягче — не так сильно ранит нежную кожу.