работа

Оценка ценностей


– Ваше политическое кредо?

– Всегда!

В фирме, где мне случилось работать подходит очередной период оценки работы персонала. У нас тут всё жутко формализовано: каждый сотрудник обязан заполнить анкету по поставленным и уже выполненным трудовым целям. Кроме того, сотрудники обязаны выставить себе «оценку по ценностям», которую руководство потом проверит и переоценит согласно своим взглядам на ценность сотрудника. Кстати, итоговую отметку, больше чем «удовлетворительно» получить практически не возможно, поскольку на всё подразделение, сверху спускается разнарядка: сколько и каких оценок можно утвердить сотрудникам.

Сижу, заполняю эту лицемерно-пропагандистскую «Оценку по ценностям» и с горечью вспоминаю, что когда-то в этой компании работали умные, талантливые люди. Подкатом картинка, извините за мелкий шрифт, я тоже его разглядываю под лупой. (далее…)

В будний день что-то интересное может произойти со мной только в обед


Паспортный стол. Источник: http://www.novorab.ru/Content/uploadfiles/image/%D0%9F%D0%A0%D0%90%D0%92%D0%9E%D0%9F%D0%9E%D0%A0%D0%AF%D0%94%D0%9E%D0%9A/%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BB.jpgВ будний день что-то интересное может произойти со мной только в обед. В остальное время я работаю, как в середине дня, либо утром сплю на пути туда, или вечером ковыряюсь в своем планшетнике по дороге обратно.  Я это все к тому, что не удивляйтесь многообразию сцен, действующих лиц и затрагиваемых ими тем.

Итак, опять столовая. Сидим, обедаем. Маленький Вовка сетует на то, как медленно и трудно идет оформление документов на его новорожденного сына:

– То начальника нет, то паспортистка уволилась, – сокрушается он. – Три раза впустую съездил.

– Електронное правительство, – скривился Большой Вовка, откусывая кусок благоухающей печенки. – Бюрократы, взяточники и коррупционеры.

– И почему нужно столько справок, подтверждающих рождение, – продолжал Маленький Вовка, – если уже есть основной документ – свидетельство?

Тут я прекратил размазывать жидкое пюре по своей тарелке и в очередной раз поведал анекдотичную историю о том, как Познер потерял в Штатах свой американский паспорт, и ему в течение дня выдали новый:

– Почему так быстро? – удивился Владимир Владимирович.

– Вы же платите за это налоги…

Повисла небольшая пауза, во время которой, мы сосредоточено пережевывали ледяную вырезку из «охлажденной», как обычно здесь шутят, свинины. Проглотив вязкие волокна, Маленький Вовка задумчиво произнес:

– Нда… За границей коррупция не так сильна… Нет, конечно, она там тоже крепко укоренилась, просто она не так заметна, как здесь.

Видимо, этой историей про паспорт, я уже порядочно всем надоел.

Корпоративный праздник


Поздравление с праздникомСегодня наша компания отмечает юбилей. В холле офиса, наряженные в корпоративные цвета, радостные девушки дарят всем корпоративные шоколадки. Пардон не всем, а лишь тем, кто проходит через турникет, то есть, обладает корпоративным пропуском, а значит, не является посторонним для конторы человеком. Весь холл украшен двухцветными корпоративными шариками. У лифтов высокие стопки свежего номера корпоративного журнала. В корпоративной почте обнаружилось приглашение посмотреть корпоративные поздравления от руководства, самых активных сотрудников и клиентов.

Не совсем корпоративная столовка украсила зал так, как она понимает корпоративный стиль. Везде развешены плакатики, шарики и растяжки с поздравлениями, пожеланиями успехов в работе и почему-то счастья со здоровьем. Каждому посетителю бесплатно выдается десерт — желе в почти корпоративном стиле. Было слышно, как директриса в подсобке командует: «Надеть всем галстуки!» На кассе распространяются рулончики с персональными поздравлениями. Мой содержит такое стихотворение:

Для фирмы самый главный день,
И для начальства, для коллег,
Работать им всегда не лень,
Трудиться будут целый век.
Так пусть же этот день счастливый,
Вам счастье, радость принесет,
Удачу праздник и веселье,
Царят пусть в фирме целый год.
Начальство вы не забывайте,
Ну и конечно уважайте.

Всегда хотелось посмотреть в глаза тому, кто такое пишет.

Вернулся к себе в комнату. Сижу, работаю дальше и, по мере своих сил, разделяю оптимизм высокого начальства. Корпоративной премии пока не видно, зарплата давно не повышается, недавно были сокращения сотрудников. Рабдень, в честь праздника, и тот не укоротили.

Как мы обедаем


СупВчера мы встали не просто рано, а еще раньше обычного: утром надо было везти семью к теще потому, что вечером у тестя планировался день рождения. А еще жена, между делом, собиралась продолжить оформление документов по рождению нашего младшего. Адова процедура, надо сказать.

Вообще, супруга у меня большая умница: детей почти в одиночестве воспитывает, машину возит вместе со мной и детьми в качестве груза, да еще и хозяйством заниматься когда-то успевает.

Весь предыдущий абзац написан специально для жены и, надеюсь, она его прочтет, а остальным это делать, в принципе, можно но, не обязательно.

Вернулись мы поздно, простояв из-за аварии сорок минут в пробке. Все это время младшего я держал на руках, а старшая непрерывно скандалила и успокоилась только, когда мы набрали скорость на МКАДе. Дома все вроде бы сразу улеглись и уснули. Я вернулся к машине за вещами, пакетами и тюками, а обратном пути я еще сквозь дверь услышал, что голосят оба ребенка. Пришлось помогать супруге с укачиванием.

Всю ночь меня мучили кошмары и жажда. Проснулся я еще менее выспавшийся, чем обычно. Одну половину дороги я отсыпался, а вторую приводил себя в чувство Довлатовым. Не помогло.

В корпоративной столовой мы обедали втроем. Слева напротив, сидел Ванька, справа — Владимир. Первый, громко жаловался на судьбу, здоровье и недосып из-за ребенка, который ложится в восемь вечера и встает в восемь утра. Второй, скромно молчал и потреблял холодные макароны. Я зевал и смотрел на улицу. Там вдруг стало по-летнему тепло и солнечно. Пронзительность сентябрьского неба, отошла на второй план и больше не давила воспоминаниями о школьных годах. Впрочем, прогноз обещал, что к выходным погода испортится.

Ванька бодро покончил со щами и принялся уминать жилистую свиную шейку с липкими макаронными изделиями, в качестве гарнира. Попутно он весело рассуждал о разливном пиве, осенних шашлыках в ближайшем парке и теплых морских странах. Я вяло поддакивал, Вовка деликатно жевал.

— Вот, какая у тебя мечта, — неожиданно пристал Ванька к Вовке, — не большая, заветная, а типа, маленькая, такая, простая. Вот, что тебе хочется прямо сейчас.

Вовка невнятно ответил, что у него, дескать, много разных желаний, всех не перечислить.

— Выпить хочется, — пошутил я, подавляя очередной зевок. — Пива.
— Водочки бы хорошо, — согласился Вовка. — И грузди.

Но Ванька уже никого не слушал. Он, энергично размахивая вилкой, с упоением рассказывал про Куршавель, пляжные клубы и молодежную тусовку, про вечерние коктейли и танцы на всю ночь: и музычка была, вот, точно такая же, как сейчас. Я в пол уха слушал и доедал суп-пюре из неопределенных овощей.

— Именно так ты должен был ответить на вопрос о мечте, — весело завершил свой рассказ Ванька, — а то заставили больного человека надрывать голос!
— А пиво, разве ж, это мечта? — добавил он после некоторого раздумья.
— Почему же это не мечта? — сказал я. — Вот, бывает, выпьешь пару кружек пива, а потом в транспорте только и мечтаешь скорее добраться домой.

Я докончил, наконец, загадочное пюре и, сложив тарелки, пошел относить свой поднос на столик для грязной посуды. Был еще только полдень.

Как я стал мышью


Мышь. Apodemus sylvaticus bosmuisКогда-то давно, когда я был молод и работал в банке компьютерным мальчиком на побегушках, одна служащая из бухгалтерии громко назвала меня мышью.

Конечно же, она это сделала не со зла, а просто так получилось случайно. Эта добрая, похожая на вечно счастливого хомяка женщина, носила очки с большими диоптриями, гордую фамилию Валенская и с ней, по необъяснимой приходи фортуны, постоянно случались разнообразные нелепости, глупости и забавные казусы. Поэтому коллеги хоть и не удивились очередному недоразумению, однако, не забыли и прыснуть со смеху.

Поняв, что совершила какую-то бестактность, Валенская оторвалась от пухлой финансовой распечатки и некоторое время хлопала глазами, возвращаясь из мира цифр в унылую реальность офисной жизни. Собравшись с мыслями, она честно попыталась исправить положение и неуверенно уточнила, что имела в виду мышь, не какую-нибудь заурядно-серую, а наоборот пушистую и празднично-белую, в том смысле, что это образ очень даже милого зверька.

В ответ, кто-то немедленно пошутил про усики, красные глазки и хвост, от чего Валенская смутилась еще больше, поскольку ситуация все более запутывалась и никак не хотела возвращаться в уютную плоскость дебетово-кредетовых операций.

Повисла пауза. Валенская молчала, испытывая то неловкое чувство, когда хочешь как лучше, но получается как всегда, а коллеги с интересом наблюдали за тем, как она будет выкручиваться.

В итоге положение пришлось спасать мне. Также во всеуслышание громко, я признал, что все кроме хвоста есть в наличии: и жидкие юношеские усики и маленькие,  красные, от постоянного сидения за компьютером глаза.

Поскольку смеяться вроде как стало уже не над чем, инцидент на этом себя исчерпал. Валенская смущенно улыбнулась и углубилась в расчеты, коллеги посмеиваясь, отправились курить, а я пошел менять очередной системный блок и устанавливать Windows.

С тех пор прошло уже много лет и эта история, конечно, благополучно забылась. Но, недавно, на совершенно другой работе, и при иных обстоятельствах, я вдруг услышал, как одна сотрудница, назвала свою коллегу мышью. Были обиды, скандал и неприятные разборки.

Но не в этом дело, а в том, что размышляя над историей с мышами, я вдруг осознал, что Валенская насчет меня была права. Более того, она мне льстила, ибо спустя годы, я теперь сам себе действительно напоминаю мышь, правда, не белую вовсе, а таки серую, отъевшуюся, с проплешинами. И, что самое противное, даже без хвоста!

Вчера был великий день – Андрей Ильмасов признал, что Эрих Мария Ремарк был мужчиной…


…то есть, не женщиной. По этому поводу перечитываю «Черный обелиск» и радуюсь, что немцы не такие уж люди-роботы, какими их рисует молва.

А вообще, Андрей персонаж весьма примечательный  – занудливый скряга, экономящий на еде, но покупающий себе автомобиль. Первой его машиной на моей памяти была Toyota Corolla, которую он умудрился за месяц расколотить так, что она не поддавалась восстановлению. Имея достаточно скромную зарплату, он распродал почти все свое имущество, включая подержанный ноутбук 7-и летней давности, и приобрел себе новый автомобиль Toyota, но теперь уже Camry, с номерами 666.

Будь он женат, супруга бы ему не позволила таких финтов, однако незадолго до эпопеи с автомобилями Андрей развелся. Жена не выдержала его скупости и, забрав двоих детей, уехала с любовником на вожделенный курорт к синему морю и белому песку и всему, что обычно называют «Все» на дешевых курортах Турции.

С тех пор Андрей отрывается на дискотеках, пьет любимый напиток — текилу и всем рассказывает, какие бабы дуры. В ответ мы ласково шутим, что Андрею машина нужна, только для того, чтобы соблазнять ПТУшниц.

С точки зрения работы, он также не заменим. Андрей может весь день смотреть в консоль NetBackup и наблюдать за зелененькими, красными и голубыми человечками, определяющими состояние текущих заданий системы резервного копирования. Если Андрей вдруг видит красного человечка, то должен начать чинить проблему, но он не всегда это делает – ленится. А иногда, соседям по комнате кажется, что он просто спит, поскольку вместо NetBackup на его мониторе часами откровенно голубеет дефолтный рабочий стол Windows. При этом глаза Андрея широко раскрыты и он, в своей обычной манере, сосредоточенно прикусывает нижнюю губу, от чего подергивается клинообразная бородка на его узком лице.