вера

Абсурдная книга Альбера Камю


Альбер КамюРано или поздно перед человеком возникает вопрос о смысле жизни.  Я имею в виду не тот обывательский вариант, за которым следуют банальные ответы вида: «ради детей» или «чтобы оставить свой след в истории», а более обостренную и, даже, жестокую, если угодно, его форму: «Зачем жить, если все равно умирать?»

И как только проблема ставится под таким углом, перед внутренним взором условного мыслителя открывается бездна, в которую одно за другим срываются звенья цепи безответных вопросов: «для чего существую я», «…другие люди», «…вся жизнь в любых её проявлениях», «…вселенная». А учитывая то, что перед человеком дамокловым мечом висит страшное условие неизбежного конца, не только его самого, но и всего на свете, главный вопрос звучит особенно остро: «Какой во всем этом есть смысл?».

С моей точки зрения дилетанта от философии, ответ на этот основной вопрос для всего сущего принято искать, пользуясь алгоритмами, разрабатываемыми с самого начала возникновения мыслящего человека.

Для начала определяется, существует ли Бог, и если да, то в каком качестве и количестве он имеется. Дальше открывается прямая и ясная дорога, в том смысле, что поздравляю, вы становитесь адептами существующей, или изобретаете новую религию. Попутно основной вопрос оказывается переформулированным так: «Как правильно молиться?». Но самое главное то, что ответ у вас уже имеется. (далее…)

Доказательство существования Бога


Эти дети настолько глупы,

что с первого раза никогда не понимают.

Школьная учительница

 

Однажды летом, в час небывало дождливого заката, в Москве, я, по своему обыкновению, пешком возвращался домой и размышлял при этом о судьбах человеческих и Боге. А натолкнули меня на эти мысли книги по истории Средних веков и Крестовых походов, статьи про Инквизицию и охотников на ведьм. Сразу же вспомнились и прочие большие гадости, да малые человеческие подлости, вроде суда над Pussy Riot, совершаемые, во все времена, с именем Господа на устах и во славу Его.

Я шел по мокрым мостовым и в очередной раз пытался осознать, какой немыслимо огромный путь проделала миролюбивая философия бедных и угнетенных, через ожесточенную неприкосновенность религиозных догм, до полного, как в нашей стране, мракобесия и вырождения.

В одной руке у меня был зонт, в другой iPad, и когда я добрался до парка, то огибая лужи начал неуклюже перескакивать с кочку на кочку, напоминая самому себе порхающую старуху Шапокляк, с зонтом, кошелкой и крысой на поводке. В прочем крысы у меня не было, зато был противно-мокрый от дождя целлофановый пакет.

(далее…)

Две цитаты из Декамерона


Джованни БоккаччоОчередное подтверждение того, что Россия, как обычно, запоздало учит те уроки, которые в Европе проходили еще в начале ренессанса.

Раз:

«Услышав это, народ без дальних разговоров ринулся напролом с криком: «Держите этого злодея! Он глумится над богом и святыми! Никакой он не калека — он только прикинулся калекой, чтобы насмеяться и над нашим святым, и над нами!» Тут они схватили его, столкнули с гробницы, сорвали те одежды, что на нем были, схватили за волосы — и давай угощать его пинками да тумаками. Кто не принял бы в этом деле участия, тот перестал бы почитать себя за мужчину, Мартеллино вопил: «Смилуйтесь, Христа ради!» — сколько мог, отбивался, но безуспешно: толпа вокруг него все росла. При виде всего этого Стекки и Маркезе шепнули друг другу, что, мол, дело плохо, но, боясь за себя, не отважились вступиться за товарища, напротив того: вместе со всеми орали, что его надо убить, однако же втайне шевелили мозгами, как бы это вырвать его из рук толпы, а толпа наверняка доконала бы его…»

И два:

«…монахи в большинстве своем люди преглупые, престранного нрава и обычая, воображающие, что они намного выше и просвещеннее других, меж тем как они намного хуже других, по своей низости не способные трудом, как все люди, добывать себе необходимое и, подобно свиньям, ищущие, где бы чем поживиться.»

Люди и боги


Вчера вечером толпа, зашедшая на Курской станции метро, настолько уплотнила пассажиров вагона, что я был вынужден услышать следующий короткий диалог:

— Щас как ё*ну, сука, — сказала мама своему малолетнему сыну.

— Отъ*бись, бл*ть, — невозмутимо ответил кроха.

У малыша были перебинтованы два пальца на руке и вся ладонь, у мамаши тек правый глаз. Видимо, иногда они от слов, переходят к делу.

Позже, когда я уже около дома проходил по детской площадке, чья-то бабушка учила жизни молодых мам:

— Правильно, что вы его на беседу к батюшке водите. Правильно. Но родители, бл*дь, тоже должны знать несколько самых главных молитв.

Молодежь вокруг закивала и что-то согласно промычала, но слов я не расслышал, потому, что скорее прошел мимо.

В связи с вышесказанным я вначале хотел вместо эпиграфа поместить «Отче Наш», но Молитва Франсуа Вийона» Булата Окуджавы, мне ближе по духу. И пусть она займет менее пафосное место в конце текста.

Туман

Пока земля ещё вертится, 
Пока еще ярок свет,
Господи, дай же ты каждому
Чего у него нет:
Умному дай голову,
Трусливому дай коня,
Дай счастливому денег
И не забудь про меня.

Пока земля еще вертится, —
Господи, твоя власть! —
Дай рвущемуся к власти
Навластвоваться всласть.
Дай передышку щедрому
Хоть до исхода дня,
Каину дай раскаянье
И не забудь про меня.

Я знаю — ты все умеешь,
Я верую в мудрость твою,
Как верит солдат убитый,
Что он проживает в раю.
Как верит каждое ухо
Тихим речам твоим,
Как веруем и мы сами,
Не ведая, что творим.

Господи, мой боже,
Зеленоглазый мой!
Пока земля ещё вертится
И это ей странно самой,
Пока ещё хватает
Времени и огня,
Дай же ты всем понемногу
И не забудь про меня.