Месяц: Сентябрь 2012

Как я срывал бюджет


ЦифрыСегодня, вернее еще неделю назад, со мной произошла очередная история. Мама, не пугайся, ничего страшного не случилось, ну, кроме обычной для меня легкой степени позора.

Если вы иногда заглядываете ко мне на странички значит, скорее всего, уже читали рассказ о том, как я ронял мобильник на рельсы. А если вы знаете меня лично, то должны быть в курсе, что недавно я, наконец, разбил его вдребезги. Но не смотря на все, не удивляйтесь, новая история опять про тот же самый, ныне покойный, телефон. Оказывается, даже в неработающем своем состоянии, он умудряется напомнить о своем некогда славном прошлом.

Итак, начнем издалека: неделю назад мне перечислили зарплату. Новость сама по себе радостная, если не учитывать размеры суммы, ежемесячно поступающей на пластиковую карточку моего банка. Я, разумеется, достоин гораздо большего! Но не об этом речь.

В тот же день я разбил телефон. Внешне, это два несвязанных между события, а на самом деле – нет. В записной книжке мобильника, негодуйте специалисты по безопасности, была страничка, на которой я записал пин-код. Правильно, для вышеуказанной пластиковой карточки. Не подумайте, что мне больше нечего было туда поместить, за долгие месяцы накопительства у меня собралось более сотни страничек разнообразного хлама: от дневников и путевых записей до списка покупок в ближайшем супермаркете. Поэтому, могу смело вас заверить, причина, по которой я хранил, таким способом, важную информацию – лень и надежда на то, что современные компьютерные технологии с их заоблачными сервисами спасут мою дырявую память. Оказалось, что нет. Всякая гадость вроде названия модели сменных мешков для нашего пылесоса реплицировалась за океан, а самый важный ключ от места, где деньги лежат, потерялся.

Но это дошло до меня не сразу. Поэтому почти всю неделю я спокойно катался в маршрутке и на метро, транжирил деньги в столовке и забывал снять в ближайшем банкомате свои куцые наличные. Однако вчера вечером жена намекнула мне, что пора бы, наконец, проявить себя отцом семейства и сознательным мужем. В ответ я легкомысленно пообещал ей привести сегодня зарплату.

И только уже поздно вечером я осознал, что не помню пин-кода для пластиковой карточки Visa. Забыл его напрочь, несмотря на то, что регулярно ввожу его на клавиатуре банкомата. Вскочив с кровати, я побежал включать компьютер и начал судорожно проверять облачные данные. Подгузники (1 уп.), детская присыпка (3 шт.), ватные диски (1 уп.), салфетки влажные для детей (2 уп.) были на месте, а пин-кода не было. Тогда я попытался включить, немой к моим слезам, покалеченный мобильник. Почувствовав приток живительной электроэнергии, он моргнул, вяло пискнул и отключился насовсем.

Тогда, удрученный я вернулся в кровать и полночи слушал мирное сопение своих домочадцев. Все это время я подбирал цифры: 1251 или 7283? А может быть 3412? И почему всегда 12? Что если не 12, а 18? Тогда 1854 или 3418? В итоге я осознал, что все числа похожи друг на друга, как злобные братья близнецы. А цифры, вообще оказались родственниками. Вдобавок они наступали на меня. При этом единица воображала себя пикой и пыталась уколоть, двойка злорадно ухмылялась, а ноль непристойно разевал зубастый рот. В конце концов, цифры окружили меня со всех сторон и начали неприятно зудеть.

Я проснулся в холодном поту, и первая мысль после того, как я заткнул мерзкий будильник, была о том, что за ночь из моей головы выветрилось всё, вплоть до пин-кода от старенькой сим-карты моего мобильного оператора.

Впрочем, как я раньше успокаивал свою маму, все обошлось. Моя умница жена, как только проснулась, сразу же продиктовала мне все нужные цифры, а я, придя на работу, сумел в правильном порядке ввести их в терминал банкомата.

В результате семейный бюджет был спасен, а я, не извлекая уроков из собственных ошибок, опять добавил пин-код в записную книжку своего нового телефона. А если что, у меня есть жена.

Реклама

Абсурдная книга Альбера Камю


Альбер КамюРано или поздно перед человеком возникает вопрос о смысле жизни.  Я имею в виду не тот обывательский вариант, за которым следуют банальные ответы вида: «ради детей» или «чтобы оставить свой след в истории», а более обостренную и, даже, жестокую, если угодно, его форму: «Зачем жить, если все равно умирать?»

И как только проблема ставится под таким углом, перед внутренним взором условного мыслителя открывается бездна, в которую одно за другим срываются звенья цепи безответных вопросов: «для чего существую я», «…другие люди», «…вся жизнь в любых её проявлениях», «…вселенная». А учитывая то, что перед человеком дамокловым мечом висит страшное условие неизбежного конца, не только его самого, но и всего на свете, главный вопрос звучит особенно остро: «Какой во всем этом есть смысл?».

С моей точки зрения дилетанта от философии, ответ на этот основной вопрос для всего сущего принято искать, пользуясь алгоритмами, разрабатываемыми с самого начала возникновения мыслящего человека.

Для начала определяется, существует ли Бог, и если да, то в каком качестве и количестве он имеется. Дальше открывается прямая и ясная дорога, в том смысле, что поздравляю, вы становитесь адептами существующей, или изобретаете новую религию. Попутно основной вопрос оказывается переформулированным так: «Как правильно молиться?». Но самое главное то, что ответ у вас уже имеется. (далее…)

В будний день что-то интересное может произойти со мной только в обед


Паспортный стол. Источник: http://www.novorab.ru/Content/uploadfiles/image/%D0%9F%D0%A0%D0%90%D0%92%D0%9E%D0%9F%D0%9E%D0%A0%D0%AF%D0%94%D0%9E%D0%9A/%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BB.jpgВ будний день что-то интересное может произойти со мной только в обед. В остальное время я работаю, как в середине дня, либо утром сплю на пути туда, или вечером ковыряюсь в своем планшетнике по дороге обратно.  Я это все к тому, что не удивляйтесь многообразию сцен, действующих лиц и затрагиваемых ими тем.

Итак, опять столовая. Сидим, обедаем. Маленький Вовка сетует на то, как медленно и трудно идет оформление документов на его новорожденного сына:

– То начальника нет, то паспортистка уволилась, – сокрушается он. – Три раза впустую съездил.

– Електронное правительство, – скривился Большой Вовка, откусывая кусок благоухающей печенки. – Бюрократы, взяточники и коррупционеры.

– И почему нужно столько справок, подтверждающих рождение, – продолжал Маленький Вовка, – если уже есть основной документ – свидетельство?

Тут я прекратил размазывать жидкое пюре по своей тарелке и в очередной раз поведал анекдотичную историю о том, как Познер потерял в Штатах свой американский паспорт, и ему в течение дня выдали новый:

– Почему так быстро? – удивился Владимир Владимирович.

– Вы же платите за это налоги…

Повисла небольшая пауза, во время которой, мы сосредоточено пережевывали ледяную вырезку из «охлажденной», как обычно здесь шутят, свинины. Проглотив вязкие волокна, Маленький Вовка задумчиво произнес:

– Нда… За границей коррупция не так сильна… Нет, конечно, она там тоже крепко укоренилась, просто она не так заметна, как здесь.

Видимо, этой историей про паспорт, я уже порядочно всем надоел.

Корпоративный праздник


Поздравление с праздникомСегодня наша компания отмечает юбилей. В холле офиса, наряженные в корпоративные цвета, радостные девушки дарят всем корпоративные шоколадки. Пардон не всем, а лишь тем, кто проходит через турникет, то есть, обладает корпоративным пропуском, а значит, не является посторонним для конторы человеком. Весь холл украшен двухцветными корпоративными шариками. У лифтов высокие стопки свежего номера корпоративного журнала. В корпоративной почте обнаружилось приглашение посмотреть корпоративные поздравления от руководства, самых активных сотрудников и клиентов.

Не совсем корпоративная столовка украсила зал так, как она понимает корпоративный стиль. Везде развешены плакатики, шарики и растяжки с поздравлениями, пожеланиями успехов в работе и почему-то счастья со здоровьем. Каждому посетителю бесплатно выдается десерт — желе в почти корпоративном стиле. Было слышно, как директриса в подсобке командует: «Надеть всем галстуки!» На кассе распространяются рулончики с персональными поздравлениями. Мой содержит такое стихотворение:

Для фирмы самый главный день,
И для начальства, для коллег,
Работать им всегда не лень,
Трудиться будут целый век.
Так пусть же этот день счастливый,
Вам счастье, радость принесет,
Удачу праздник и веселье,
Царят пусть в фирме целый год.
Начальство вы не забывайте,
Ну и конечно уважайте.

Всегда хотелось посмотреть в глаза тому, кто такое пишет.

Вернулся к себе в комнату. Сижу, работаю дальше и, по мере своих сил, разделяю оптимизм высокого начальства. Корпоративной премии пока не видно, зарплата давно не повышается, недавно были сокращения сотрудников. Рабдень, в честь праздника, и тот не укоротили.

Как мы обедаем


СупВчера мы встали не просто рано, а еще раньше обычного: утром надо было везти семью к теще потому, что вечером у тестя планировался день рождения. А еще жена, между делом, собиралась продолжить оформление документов по рождению нашего младшего. Адова процедура, надо сказать.

Вообще, супруга у меня большая умница: детей почти в одиночестве воспитывает, машину возит вместе со мной и детьми в качестве груза, да еще и хозяйством заниматься когда-то успевает.

Весь предыдущий абзац написан специально для жены и, надеюсь, она его прочтет, а остальным это делать, в принципе, можно но, не обязательно.

Вернулись мы поздно, простояв из-за аварии сорок минут в пробке. Все это время младшего я держал на руках, а старшая непрерывно скандалила и успокоилась только, когда мы набрали скорость на МКАДе. Дома все вроде бы сразу улеглись и уснули. Я вернулся к машине за вещами, пакетами и тюками, а обратном пути я еще сквозь дверь услышал, что голосят оба ребенка. Пришлось помогать супруге с укачиванием.

Всю ночь меня мучили кошмары и жажда. Проснулся я еще менее выспавшийся, чем обычно. Одну половину дороги я отсыпался, а вторую приводил себя в чувство Довлатовым. Не помогло.

В корпоративной столовой мы обедали втроем. Слева напротив, сидел Ванька, справа — Владимир. Первый, громко жаловался на судьбу, здоровье и недосып из-за ребенка, который ложится в восемь вечера и встает в восемь утра. Второй, скромно молчал и потреблял холодные макароны. Я зевал и смотрел на улицу. Там вдруг стало по-летнему тепло и солнечно. Пронзительность сентябрьского неба, отошла на второй план и больше не давила воспоминаниями о школьных годах. Впрочем, прогноз обещал, что к выходным погода испортится.

Ванька бодро покончил со щами и принялся уминать жилистую свиную шейку с липкими макаронными изделиями, в качестве гарнира. Попутно он весело рассуждал о разливном пиве, осенних шашлыках в ближайшем парке и теплых морских странах. Я вяло поддакивал, Вовка деликатно жевал.

— Вот, какая у тебя мечта, — неожиданно пристал Ванька к Вовке, — не большая, заветная, а типа, маленькая, такая, простая. Вот, что тебе хочется прямо сейчас.

Вовка невнятно ответил, что у него, дескать, много разных желаний, всех не перечислить.

— Выпить хочется, — пошутил я, подавляя очередной зевок. — Пива.
— Водочки бы хорошо, — согласился Вовка. — И грузди.

Но Ванька уже никого не слушал. Он, энергично размахивая вилкой, с упоением рассказывал про Куршавель, пляжные клубы и молодежную тусовку, про вечерние коктейли и танцы на всю ночь: и музычка была, вот, точно такая же, как сейчас. Я в пол уха слушал и доедал суп-пюре из неопределенных овощей.

— Именно так ты должен был ответить на вопрос о мечте, — весело завершил свой рассказ Ванька, — а то заставили больного человека надрывать голос!
— А пиво, разве ж, это мечта? — добавил он после некоторого раздумья.
— Почему же это не мечта? — сказал я. — Вот, бывает, выпьешь пару кружек пива, а потом в транспорте только и мечтаешь скорее добраться домой.

Я докончил, наконец, загадочное пюре и, сложив тарелки, пошел относить свой поднос на столик для грязной посуды. Был еще только полдень.

52:54


В метро я испытываю острое чувство одиночества. Все эти толпы людей, снующие в обе стороны одновременно. Густая биомасса, безликая в своей рябящей пестроте, и нет здесь девушки в красном. Стойте справа, проходите слева. Потоки по руслам схематичных направлений. Музыкант фальшивит в переходе. В поезде все заняты своими мыслями и заботами, друг на друга не смотрят, проводки наушников к голове, глаза уткнулись в любимый гаджет. Безразлично качаемся в такт движениям вагона. Из форточки привычно сквозит, но все равно душно.

Моя обычная дорога в метро занимает 52 минуты и 54 секунды в одну сторону. Я засекал. Но на пути туда я сплю, и потому не ощущаю себя песчинкой в человеческом море. То же самое и с маршруткой, которой начинается или заканчивается мое ежедневное путешествие. В ней я тоже моментально засыпаю. И боже, как же я люблю пробки, растягивающие это неземное удовольствие!

Грустно стало, да? Показалось, что одиночество давит, угнетает и травит. Приходит на ум первая любовь, предательство и расставание? Семейная трагедия, рутина и впустую потраченные годы. Скука и безнадежность. Вспоминаются слова какого-то известного психолога, что человек – существо социальное и гибнет без общения, глупеет.

Наверное, все это так.

Но для меня метро — это убежище. Место, где я, наконец, могу почувствовать себя одним, никому не нужным и свободным. Без груза забот и проблем. Здесь, к счастью, даже телефон не везде ловит. Тут я могу думать и размышлять. Читать Довлатова и тихо смеяться под шум поезда: все равно никто не слышит. А если кто увидит, то кому какое дело. Ведь мало ли в городе сумасшедших?

А еще в метро меня посещает вдохновение. Я даже знаю точное место — это переход между Театральной и Площадью Революции. Именно тут я написал свои первые короткие рассказы.

Что поделать, я люблю одиночество, иначе в следующий четверг я бы поехал с коллегами на двухдневную корпоративную пьянку, которую устроители называют благородным словом «семинар». Программа мероприятия обещает интересные доклады и прозрачно намекает на круглые столы.

Немного об эротической прозе и дуализме, или как меня начали узнавать прохожие


Инь, ян, ДаоЕсли глубоко не копать и наивно представлять себе мир без оттенков, то в любом своем проявлении он окажется биполярным. Но тут, как скажут топографы, все дело в масштабе, а компьютерщики, с важным видом приведут аналогию про пиксели и количество точек на дюйм, да и бабушка на пальцах объяснит, что в каждой шутке есть доля правды. Впрочем, дуалистический подход к описанию миропорядка уже не новость со времен династии Чжоу.

Выше было краткое, ни к чему не обязывающее введение, я же теперь хочу обратиться к теме своего повествования и поведу дальше речь об эротической прозе. Согласно дуалистической теории, произведения подобного жанра будет приятно разделить на «мужские» и «женские», но не грубо – по половой принадлежности авторов, а по их стилю и манере изложения.

Например, «мужские» сексуальные истории обладают целеустремленностью, они четки и понятны, там все решительно и по делу. Такие сюжеты бывают скупы на слова и занимают одну, максимум три страницы. В них нет лишних, с условно мужской точки зрения, отвлеченных переживаний по пустякам, эмоций, связанных с самокопанием и неуместным рефлексированием. Зато в этих текстах преобладают подробнейшие описания самих сексуальных актов, включая позиции, участников и всю последовательность действий. (далее…)