власть

Отеческое наставление


Николай Данилов — детям о пропаганде секса среди них

Дорогие дети! 23 апреля один взрослый дядька — председатель Московской городской думы Владимир Платонов — сказал так: «Закон, запрещающий пропаганду не только нетрадиционных, но и любых сексуальных отношений среди несовершеннолетних, должен быть в Москве». Причем сказал он это не с бухты-барахты, а после встречи депутатов Мосгордумы с представителями организации «Родительский комитет», предложившими запретить в Москве «пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма и трансгендерности среди несовершеннолетних».

Дети, давайте я сразу скажу вам главное. Потому что если я этого не скажу вам сейчас, то потом, когда взрослые из Мосгордумы примут свой идиотский закон, будет уже поздно: меня закуют в кандалы и отправят в Сибирь, а другие взрослые этой страшной тайны вам никогда не откроют. (далее…)

Экстремизм искали в интернете


Центр «Сова» представил новый доклад по применению антиэкстремистского законодательства в России

Российские власти в 2011 году усилили давление на неблагонадежные, с их точки зрения, организации и граждан с помощью антиэкстремистского законодательства. При этом особенно много нарушений, по мнению экспертов центра «Сова», было допущено в случаях, когда правоохранительные органы находили «экстремизм» в интернете.

В среду информационно-аналитический центр «Сова» представил доклад «Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в России в 2011 году». «Сова» публикует аналогичные доклады с 2007 года: в них анализируется практика применения так называемых антиэкстремистских статей Уголовного кодекса (УК), в первую очередь ст. 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и ст. 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

Главной особенностью прошлого года стало повышенное внимание властей к интернету.

В 2011 году было много случаев судебной и внесудебной блокировки сайтов по незначительным, с точки зрения экспертов, основаниям. Как правило, говорится в докладе, сайты блокируются из-за наличия на них одного-двух запрещенных ранее материалов. При этом часто приходится догадываться о причине блокировки сайтов, если речь идет о внесудебном решении правоохранителей: основания для временного или полного запрета конкретного портала просто не называются, заявляют авторы доклада. (далее…)

Спутник инакомыслящего


Вуди Аллен(сборник полезных советов)

Для революции необходимы два условия:

Наличие тех, против кого восстают, и тех, кто непосредственно будет восставать. Одежда не имеет значения, время и место определяются участниками сообща, однако для достижения наилучших результатов желательно присутствие обеих сторон. Китайская революция 1650 года сорвалась из-за неявки противников, и деньги, потраченные на аренду зала, пропали понапрасну.

Люди или партии, против которых направлена революция, называются «угнетателями». Их легко отличить по хорошему настроению. Обыкновенно носят костюмы, владеют земельными участками и слушают музыку за полночь, не боясь скандала с соседями. Их задача заключается в поддержании статус-кво, то есть неизменного положения вещей, хотя раз в два-три года они не прочь поменять обои.

Если «угнетатели» слишком суровы, возникает так называемое полицейское государство, где всех стригут под одну гребенку, сушат одним феном, освежают одним одеколоном и запрещают называть мэра родного города жирной свиньей. В полицейском государстве не соблюдаются права человека, отсутствует свобода слова, хотя и сохраняется некоторая свобода жеста и право на пантомиму в суде. Запрещена любая критика правительства, в особенности его дикции и галстуков. Нечего говорить также о свободе печати: все средства массовой информации находятся в руках правящей партии, служат рупором ее идей, а результаты матчей подвергаются строжайшей цензуре, дабы убаюкать общественность.

Лица либо группы лиц, которые поднимают восстание, называются “угнетенными”. Обычно их можно узнать по непрестанному ворчанью, нытью и жалобам на мигрень. (Следует отметить, что угнетатели и никогда не устраивают революций и не стремятся стать угнетенными, так как это влечет за собой полную перемену гардероба, включая нижнее белье.)

К наиболее знаменитым революциям традиционно относятся:

Французская революция, в ходе которой восставшее крестьянство захватило власть, поменяло все замки во дворце, чтобы хозяева не могли вернуться, и устроило колоссальную вечеринку. Когда дворянству удалось отбить дворец, пришлось делать большую уборку, оттирать пятна и собирать окурки.

Русская революция, которая назревала долгие годы и вспыхнула в тот момент, когда пролетариат понял, что «царь-батюшка» — это один и тот же человек.
Нужно заметить, что по окончании революции “угнетенные” чаще всего берут власть и начинают вести себя как «угнетатели». Понятно, что потом им уже невозможно дозвониться, и о деньгах, которые вы дали в долг на баррикадах, чтобы купить сигарет и жвачки, лучше забыть.

К основным приемам гражданского неповиновения относятся:

Голодовка. В ходе голодовки «угнетенные» отказываются от пищи, пока их требования не будут выполнены. Следует остерегаться коварства властей, которые нередко пытаются подложить голодающему пачку крекеров или ломтик чеддера. Если удаётся заставить мятежника перекусить, то потом очень легко подавить восстание. Если же убедить его не только поесть, но и оплатить счет, это можно считать полной победой тиранов. Многотысячная голодовка в Пакистане была сорвана умелыми действиями правительства, пустившего в ход исключительно нежную телячью отбивную, от которой было невозможно отказаться. но, разумеется, мало где так вкусно готовят.

Трудность голодовки заключается в том, что через пару дней очень хочется есть. Тем более когда за окном разъезжают полицейские фургоны с динамиками и день напролет повторяют: “Мм, какие шашлычки, ай-ай-ай, смотри-ка — жареные орешки!”

Менее радикальной формой голодовки, которая подойдет умеренным политическим деятелям, является отказ от приправ. Этот сам по себе скромный демарш, употребленный к месту, способен произвести огромное впечатление на правительство. Так, настойчивое требование Махатмы Ганди ничем не заправлять ему салат вынудило посрамленных британцев пойти на серьезные уступки.

Кроме принятия пищи, можно также отказываться от: улыбок, преферанса и исполнения роли деда Мороза на школьном утреннике.

Сидячая забастовка. Выберите место и займите положение сидя. Садитесь так, чтобы копчик коснулся пола или земли, иначе будет считаться, что вы стоите на коленях — это лишено политического смысла, кроме случаев, когда и само правительство стоит на коленях. (Что редкость, хотя при наступлении холодов правительство иногда опускается очень низко.) Задача сидящего не вставать, пока власти не пойдут на уступки. Власти, как и в случае голодовки, стараются всяческими хитростями заставить мятежника подняться. Они могут сказать, например, «просьба освободить вагоны, поезд идет в парк», или «всего доброго, мы закрываемся», или «вы не встанете на минуточку, мы просто хотим измерить ваш рост?».

Демонстрации и марша протеста. Смысл демонстрации в том, что она должна быть заметна. Отсюда сам термин — «демонстрация». Демонстрация, проводимая у себя дома, не является политической акцией, и скорее может быть квалифицирована как глупость или полный идиотизм.

Великолепным образцом демонстрации может служить так называемое Бостонское чаепитие, когда американцы, переодетые в индейцев, сбросили в море партию английского чая. Вслед за этим индейцы, переодетые в американцев, сбросили в море непереодетых англичан. После чего англичане, переодетые в партию чая, сбросили в море друг друга. И, наконец, в залив вошел головной крейсер немецкого торгового флота с командой, переодетой в костюмы из “Чио-чио-сан” (по невыясненной причине).

Во время демонстрации неплохо иметь в руках плакат с требованием. Рекомендуются следующие варианты:
1. Нет повышению налогов!
2. Нет снижению налогов!
3. Нет насмешкам над пекинесами!

Другие приемы гражданского неповиновения.

Неповинующийся также может:
— стоять под окнами мэрии, скандируя «кол-ба-сы!» до тех нор, пока требование не будет выполнено;
— блокировать городской общественный транспорт с помощью отары овец;
— звонить домой истеблишменту и петь в трубку “Бесс, ты теперь моя”;
— переодеться полицейским и скакать по улицам;
— притвориться баклажаном и щипать прохожих за ляжки.

Вуди АЛЛЕН,  «Шутки Господа».

Нас хотят запретить. Снова


Anonymous, анон, анонимус, анонимПохоже, что анонимусы, как и геи с лесбиянками, тоже несут угрозу существующей власти. Ждем когда граждан свободной страны заставят регистрировать свои компьютеры в МВД по месту жительства, а доступ в интернет надо будет получать с разрешения парткома ЕР и только на благонадежные сайты. Работу с переферийными устройствами можно организовать по такому принципу: сканеры и принтеры только в специально-отведенных местах на почте, внешние носители данных выдаются по строгой отчетности, использование беспроводных технологий запрещено.

Вот как по словам дорредакции, МВД предлагает с нами бороться:

МВД предложило запретить анонимность в интернете

Начальник бюро специальных технических мероприятий МВД России Алексей Мошков выступил против анонимности в интернете. В интервью «Российской газете», опубликованном 8 декабря, Мошков предложил ввести в киберпространстве «фейс-контроль», который поможет бороться с преступностью.

«Зарегистрируйся под реальным именем, сообщи настоящий адрес — и общайся, — заявил он. — Если ты — честный, законопослушный человек, зачем прятаться?».

По мнению Мошкова, социальные сети нередко «несут в себе потенциальную угрозу устоям общества». Начальник бюро уточнил, что через интернет «экстремистские группы организуются, ведут агитацию», а также «координируют свои акции». В качестве примера подобных мероприятий он привел выступления на Манежной площади Москвы в декабре 2010 года.

Кроме того, Мошков заявил, что анонимность в социальных сетях способствует вовлечению несовершеннолетних в проституцию, мошенничеству, распространению вредоносных программ и порнографии. При этом он подчеркнул, что «в большинстве случаев» полиции удается найти преступников, действующих через интернет.

Глава правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов в интервью «Интерфаксу» назвал выступление Мошкова «первой ласточкой», которая предвещает наступление российских правоохранительных органов на свободу в интернете.

В состав бюро специальных технических мероприятий МВД, которое возглавляет Мошков, входит управление «К». Именно оно занимается борьбой с вредоносными программами, распространением порнографии и другими компьютерными преступлениями.

Ранее 8 декабря стало известно, что Россия и некоторые другие государства выступили против «Декларации о фундаментальных свободах в цифровой век», которая рассматривалась на сессии министров ОБСЕ. По данным «Радио Свобода», проект документа, касающегося соблюдения прав граждан в интернете, поддержали большинство из 56 стран-членов ОБСЕ. Однако принятие декларации, как утверждает корреспондент радиостанции, «натолкнулось на сопротивление группы государств, считающих интернет опасным для своего политического устройства». Кроме того, наблюдатели от ОБСЕ отчитались на сессии о нарушениях в ходе выборов в Госдуму 4 декабря. Глава российского МИДа Сергей Лавров, в свою очередь, обвинил организацию в «навязывании двойных стандартов» и досрочно покинул сессию.

Эскалация репрессий продолжается!


Обращение правозащитников 

Очевидное падение общественной поддержки партии власти на недавних выборах толкнуло режим на новый виток эскалации полицейско-политических репрессий.

Прежде всего, мы считаем необходимым отметить такое характерное проявление тоталитаризма, как превентивные аресты. Накануне выборов в Москве полиция врывалась на частные квартиры и хватала членов движения «Другая Россия». Несколько человек были жестоко избиты. По обвинению в экстремизме задержан Андрей Горин.

4 декабря в ходе спецоперации в Москве был похищен на улице около станции метро «Сокол» и увезен в автомобиле без номеров координатор движения «Левый фронт» Сергей Удальцов.  Его обвинили в неправильном переходе Новой площади (!) и осудили на пяток суток административного ареста. Он объявил сухую голодовку.

Депутата районной думы Наталью Филонову в Петровске-Забайкальском приговорили к трем суткам ареста.

В Санкт-Петербурге были избиты полицией: прямо на избирательном участке лидер избирательного списка «Справедливой России» в Законодательное собрание депутат Олег Нилов и в полицейском автобусе — лидер регионального отделения движения «Объединенной Гражданский фронт» Ольга Курносова.

Обыски и задержания проходили и в других городах.

4 декабря в день выборов сотрудники полиции в Москве и других регионах по требованию председателей территориальных избирательных комиссий буквально силой выбрасывали наблюдателей, требовавших прекратить нарушения закона или просто препятствовавших фабрикации фальшивых протоколов.

Вечером 4 декабря в Москве и Санкт-Петербурге среди десятков задержанных, многие были схвачены за действия, которые никак не подходят под признаки участия в массовой акции.

В ещё большем масштабе это повторилось вечером 5 декабря в Москве, когда свыше трёхсот человек, большинство из которых шло с места проведения согласованного с властями митинга, были задержаны полицией и спецназом и обвинены в неповиновении требованиям сотрудников правоохранительных органов. Было грубо  нарушено право на защиту Алексея Навального и Ильи Яшина — в течении многих часов к ним не допустили адвокатов.

Против «Ассоциации «Голос» проведена разнузданная пропагандистская атака. Её обвинили якобы в использовании властных полномочий и незаконной агитации. У руководителя Ассоциации Лилии Шибановой таможенники под издевательским предлогом забрали личный ноутбук, задержав на 12 часов.

Со всех концов Российской Федерации приходят всё новые и новые сообщения о массовых нарушениях избирательного законодательства, о вбросах бюллетеней и «каруселях» с открепительными удостоверениями… Наблюдателей выгоняли с избирательных участков при помощи полиции – часто прямо перед началом подсчета голосов. В результате власти получили возможность для масштабных фальсификаций. Вот один из ярких примеров: на соседних избирательных участках, расположенных в одной школе и в соседних комнатах, как например, это было на участках 2473 и 2481 (московский район Кунцево) разница в результатах была в 4 раза: 17% за «Единую Россию», 36,8% за КПРФ, 14,9% за «ЯБЛОКО» и  5,7% за «Справедливую Россию» (там, где был эффективный общественный контроль) и  60% за «Единую Россия», 20,7% за КПРФ, 6,6%  за ЯБЛОКО» (там, где удалось скорректировать протоколы).

Против СМИ и интернет-сайтов, публикующих данные о нарушениях властями избирательного законодательства  была проведена мощнейшая хакерская атака.

Накануне выборов было отмечено беспрецедентное давление чиновников на работодателей и общественные организации с целью обеспечить партии власти нужные результаты.

Приведенные факты – далеко не полный перечень из того потока сообщений, который поступает в правозащитные организации.

Вся эта вакханалия является демонстрацией того, что власти отбрасывают последние установленные законом препятствия и готовы на всё — лишь бы избежать независимого гражданского контроля над соблюдением избирательных прав и парализовать возможные протесты против антидемократической политики.

Мы требуем немедленной отставки начальника ГУ МВД России по Москве Колокольцева, сотрудники которого совершали грубые и массовые нарушения конституционных прав граждан – наблюдателей за ходом выборов и людей, мирно выражающих свою позицию.

Мы обращаемся к новоизбранным депутатам КПРФ и «Справедливой России» с призывом направить депутатские запросы по этим фактам.

Мы обращаемся к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Владимиру Лукину, в Общественную палату Российской Федерации и в Совет при Президенте Российской Федерации по содействию гражданскому обществу и правам человека с призывом провести специальное рассмотрение нарушений конституционных прав граждан, связанных с выборами, с попытками гражданского контроля над выборами, а также со стремлением мирно выразить своё отношение к происходящему, и дать оценку этим нарушениям.

 Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы

 Светлана Ганнушкина, руководитель Комитета «Гражданское содействие»

Лев Пономарёв, исполнительный директор Общероссийского движения «За права человека»

 Валерий Борщёв, член Московской Хельсинкской группы

 Эрнст Чёрный, ответственный секретарь Общественного комитета в защиту учёных

Источник: http://www.facebook.com/note.php?note_id=319607794717092