ГКЧП

Двадцать лет дома


Страна с нечеловеческим названием СССР мной воспринималась как некая чуждая среда, где всё устроено по-уродски, где настоящее тоскливо-серого цвета, а будущее – черного. Я чувствовал себя  там каким-то Бен Ганном.

В Перестройку вдруг обнаружилось, что таких «Палле-одних-на-свете» много, и мы все вышли на улицы и даже примерещилось, будто мы можем что-то изменить.

И вот настало утро 19 августа 1991 года.

Меня разбудил телефонный звонок.

«Спишь? – с истерическим смехом спросила коллега по редакции. – Включай телевизор».

Мы с женой послушали кафкианский бред, который несли с экрана дикторы.

 

Помню, что в камеру они старались не смотреть

«Этот номер у них не пройдет, — сказал я. – Поехали в центр».

Мы поехали. (далее…)

Горбачев: «Это и правда были идиоты»


Михаил Сергеевич Горбачев, Президент СССР, Генеральный Секретарь СССРВ преддверии 20-й годовщины путча Михаил Горбачев в интервью Der Spiegel рассказал о своем восхождении к вершинам власти, участии в рекламных кампаниях и последствиях политики Владимира Путина.

«Политика — моя вторая любовь. Первая — Раиса», — так Горбачев объясняет свое нежелание уходить на покой даже после третьей за последние пять лет сложной операции. По его словам, он не собирается уходить из политики, она его «мобилизует».

На заседании Политбюро в марте 1985 года министр иностранных дел СССР Андрей Громыко преодолел «ревность», которую испытывал к Горбачеву, и предложил его кандидатуру на пост генсека. Он был «очень умным и серьезным человеком» и «разглядел приметы времени», убежден собеседник Der Spiegel. В пользу Горбачева, по его мнению, говорил и тот «важный опыт», который он приобрел, работая при больном Анатолии Черненко.

По воспоминаниям Горбачева, однажды, еще при жизни Черненко, группа секретарей обкомов вышла на него со следующим заявлением: «Старики тут опять хотят возвести на трон своего — если они пойдут на это, то мы их сметем». Уже после смерти генсека, за полчаса до решающего заседания Политбюро Горбачев встретился с Громыко и сказал ему: «Положение серьезное, люди требуют перемен. Их нельзя откладывать, хотя это рискованно и даже опасно. Я бы хотел, чтобы мы в этой обстановке действовали вместе». Громыко ответил, что полностью с оценкой ситуации согласен и принимает предложение о совместных действиях. (далее…)