обед

В будний день что-то интересное может произойти со мной только в обед


Паспортный стол. Источник: http://www.novorab.ru/Content/uploadfiles/image/%D0%9F%D0%A0%D0%90%D0%92%D0%9E%D0%9F%D0%9E%D0%A0%D0%AF%D0%94%D0%9E%D0%9A/%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BB.jpgВ будний день что-то интересное может произойти со мной только в обед. В остальное время я работаю, как в середине дня, либо утром сплю на пути туда, или вечером ковыряюсь в своем планшетнике по дороге обратно.  Я это все к тому, что не удивляйтесь многообразию сцен, действующих лиц и затрагиваемых ими тем.

Итак, опять столовая. Сидим, обедаем. Маленький Вовка сетует на то, как медленно и трудно идет оформление документов на его новорожденного сына:

– То начальника нет, то паспортистка уволилась, – сокрушается он. – Три раза впустую съездил.

– Електронное правительство, – скривился Большой Вовка, откусывая кусок благоухающей печенки. – Бюрократы, взяточники и коррупционеры.

– И почему нужно столько справок, подтверждающих рождение, – продолжал Маленький Вовка, – если уже есть основной документ – свидетельство?

Тут я прекратил размазывать жидкое пюре по своей тарелке и в очередной раз поведал анекдотичную историю о том, как Познер потерял в Штатах свой американский паспорт, и ему в течение дня выдали новый:

– Почему так быстро? – удивился Владимир Владимирович.

– Вы же платите за это налоги…

Повисла небольшая пауза, во время которой, мы сосредоточено пережевывали ледяную вырезку из «охлажденной», как обычно здесь шутят, свинины. Проглотив вязкие волокна, Маленький Вовка задумчиво произнес:

– Нда… За границей коррупция не так сильна… Нет, конечно, она там тоже крепко укоренилась, просто она не так заметна, как здесь.

Видимо, этой историей про паспорт, я уже порядочно всем надоел.

Реклама

Как мы обедаем


СупВчера мы встали не просто рано, а еще раньше обычного: утром надо было везти семью к теще потому, что вечером у тестя планировался день рождения. А еще жена, между делом, собиралась продолжить оформление документов по рождению нашего младшего. Адова процедура, надо сказать.

Вообще, супруга у меня большая умница: детей почти в одиночестве воспитывает, машину возит вместе со мной и детьми в качестве груза, да еще и хозяйством заниматься когда-то успевает.

Весь предыдущий абзац написан специально для жены и, надеюсь, она его прочтет, а остальным это делать, в принципе, можно но, не обязательно.

Вернулись мы поздно, простояв из-за аварии сорок минут в пробке. Все это время младшего я держал на руках, а старшая непрерывно скандалила и успокоилась только, когда мы набрали скорость на МКАДе. Дома все вроде бы сразу улеглись и уснули. Я вернулся к машине за вещами, пакетами и тюками, а обратном пути я еще сквозь дверь услышал, что голосят оба ребенка. Пришлось помогать супруге с укачиванием.

Всю ночь меня мучили кошмары и жажда. Проснулся я еще менее выспавшийся, чем обычно. Одну половину дороги я отсыпался, а вторую приводил себя в чувство Довлатовым. Не помогло.

В корпоративной столовой мы обедали втроем. Слева напротив, сидел Ванька, справа — Владимир. Первый, громко жаловался на судьбу, здоровье и недосып из-за ребенка, который ложится в восемь вечера и встает в восемь утра. Второй, скромно молчал и потреблял холодные макароны. Я зевал и смотрел на улицу. Там вдруг стало по-летнему тепло и солнечно. Пронзительность сентябрьского неба, отошла на второй план и больше не давила воспоминаниями о школьных годах. Впрочем, прогноз обещал, что к выходным погода испортится.

Ванька бодро покончил со щами и принялся уминать жилистую свиную шейку с липкими макаронными изделиями, в качестве гарнира. Попутно он весело рассуждал о разливном пиве, осенних шашлыках в ближайшем парке и теплых морских странах. Я вяло поддакивал, Вовка деликатно жевал.

— Вот, какая у тебя мечта, — неожиданно пристал Ванька к Вовке, — не большая, заветная, а типа, маленькая, такая, простая. Вот, что тебе хочется прямо сейчас.

Вовка невнятно ответил, что у него, дескать, много разных желаний, всех не перечислить.

— Выпить хочется, — пошутил я, подавляя очередной зевок. — Пива.
— Водочки бы хорошо, — согласился Вовка. — И грузди.

Но Ванька уже никого не слушал. Он, энергично размахивая вилкой, с упоением рассказывал про Куршавель, пляжные клубы и молодежную тусовку, про вечерние коктейли и танцы на всю ночь: и музычка была, вот, точно такая же, как сейчас. Я в пол уха слушал и доедал суп-пюре из неопределенных овощей.

— Именно так ты должен был ответить на вопрос о мечте, — весело завершил свой рассказ Ванька, — а то заставили больного человека надрывать голос!
— А пиво, разве ж, это мечта? — добавил он после некоторого раздумья.
— Почему же это не мечта? — сказал я. — Вот, бывает, выпьешь пару кружек пива, а потом в транспорте только и мечтаешь скорее добраться домой.

Я докончил, наконец, загадочное пюре и, сложив тарелки, пошел относить свой поднос на столик для грязной посуды. Был еще только полдень.