IV. И полученный результат. 11. Предсказуемо грустный финал


the end, fin, конецТеренс Макнили молчал. Как только ему помогли выбраться из бесполезной радиохимзащиты, он ушел в дальний угол обширного помещения репликационной камеры, там сел на пол и замкнулся в себе. Вся его левая рука от запястья до плеча была поражена ледяными кристаллами, но зараза продолжала неумолимо распространятся и дальше.

Девушки в это время деловито колдовали у голографического пульта репликатора. Согласно плану Виты Хмель им требовалось перевести его в ручной режим, а затем вызвать максимально возможную перегрузку всей цепи: репликатор, ядерный реактор и, наконец, коллайдер.

Незадолго до того, как всё было готово, неожиданно раздался вызов из реакторного отсека. Это был Эппл Грин. Оказывается, он и вся его группа до сих пор ничего не знали о катастрофе в ЦУР.

– Здорово, что вы наконец ответили, – обрадовался он. – А тут такое твориться, все буквально с ума посходили. Готовятся к концу света, представляете?

– Вы не далеко от истины, Эппл… – ответила Мишель Берк и рассказала ему про заражение живым снегом.

Когда Эппл Грин узнал о плане уничтожения комплекса, он попытался отговорить девушек, но Вита Хмель прервала его словами:

– Поймите, Эппл, пути назад нет. Мы всё равно должны это сделать! Так что убирайтесь немедленно!

– Вы сумасшедшие, – в конце концов решил Эппл, – Дайте нам час на эвакуацию.

– Подождите, – сказала Мишель. – Прежде чем вы уйдете навсегда… Отсылаю вам данные, которые мы успели собрать об этих кристаллах.

– Ок, получил.

– И, ещё один момент, Эппл…

– Да?

– Не забудьте получить за это исследование нобелевскую премию, – пошутила Мишель.

Эппл Грин невесело усмехнулся и исчез из эфира. Таймер лаконично отсчитывал минуты до окончания эвакуации.

– Ну, вот, – через некоторое время сказала Вита Хмель. – Большая красная кнопка. Осталось её нажать, и всё.

В ответ Мишель с трудом сдерживающая нервную дрожь в зубах, смогла лишь кивнуть.

– Знаешь, я не сказала тебе самое главное… – продолжала Вита.

– Вита, т-ты, полна сюрпризов с-сегодня.

– Давно хотела сказать тебе, но всё никак… А скоро уже будет поздно. Ну… В общем, я тебя люблю.

Таймер пикнул и прекратил отсчёт. В этот момент последние сотрудники комплекса покинули зону бедствия, а весь мир остановился в напряженном ожидании ядерного взрыва. Сотни видеокамер с безопасного расстояния были направлены на подземный вход в ЦУР, и взволнованные журналисты вели передачи на всех языках мира.

– Э-э, – выдавила из себя Мишель. – Неожиданно…

– Ну, я ведь ни на что не надеюсь… Просто хочу, чтобы ты знала…

Репортёры, как могли, отвлекали зрителей. Их ответственные, деловые лица, в прямом эфире, отражали всю серьезность происходящего. Новостные агентства переключались то в студию, то на место событий. Комментаторы обращались к специалистам, давали прогнозы и делали экскурсы в историю. Время шло, но взрыва всё не было.

Мишель залилась краской.

– Знаешь, – начала она, – я…

– Вы что же это, – сказал вдруг Макнили, про существование которого девушки успели забыть, – решили всё тут взорвать?

От неожиданности Вита нервно подскочила, а Мишель, решившая ничему больше не удивляться, как ни в чём ни бывало сказала:

– Ну, да, – кивнула она, – ты же слышал.

– Не спешите. Я разработал план своего спасения. Правда из-за снежной заразы для меня он теперь бессысленен, но вы ещё можете им воспользоваться! А комплекс взорвать могу и я сам, вы только покажите, какие кнопки нажать.

После этого Теренс поведал девушкам свой замысловатый план побега в виртуальную вселенную и показал им, что надо для этого сделать.

– Правда, – добавил он, – мой план не безупречен: в нём есть несколько достаточно неприятных пунктов. Во-первых, для того, чтобы составить полные молекулярные карты, вам придется лечь под радиоактивный сканнер репликатора. Во-вторых, чтобы ускорить процесс сканирования и сократить время последующего воспроизведения ваших тел во «Вселенной», вам необходимо будет залезть в радиоактивную «печку» голыми, без скафандров. В-третьих, назад пути не будет. Я не гарантирую успешной телепортации в виртуальное пространство, но то, что вы погибнете от радиации репликатора – 100 процентов.

– Теренс, извини, но твоя идея, – сказала Вита Хмель, – несколько, как бы это сказать, авантюристическая.

– По моим расчетам это должно сработать. К тому же, что вам терять?

– Он прав, – вступилась Мишель, – выхода у нас всё равно нет.

Глаза Мишель светились надеждой и пусть ей было жаль бедолагу Теренса, но шанс на спасение окрылял девушку. Откровенно говоря, несмотря на весь ужас происходящего, Мишель с трудом сдерживала радость. От этого ей было стыдно, она кусала губы и краснела.

Журналисты да и весь остальной мир тоже чувствовали себя несколько неловко. Прошло уже полчаса, но атомного взрыва так и не произошло. Свежих новостей не поступало, а перебирать всем известные факты о ЦУР, коллайдере и российском уране на черном рынке становилось скучно.

– Ладно, – пожала плечами Вита. После своего признания Мишель, она чувствовала необычайную легкость и свободу. – Почему бы и нет?!

– Тогда расскажите мне, – сказал Терри, – что надо жать, чтобы вызвать эту вашу перегрузку.

– Всё просто, – показала Мишель на голографический экран. – Сначала разгоняешь мощность, а потом сводишь луч на минимум. Всё. Через минуту-другую бабахнет.

– Ок, тогда нечего тянуть, – сказал Теренс, – сейчас настрою связь со «Вселенной», а вы полезайте в «печку».

Девушки начали раздеваться, а Макнили деликатно уткнулся в голографический экран. На самом деле, почти всё он сделал еще из каморки сисадминов, осталось лишь поднять интерфейсы. С этой задачей он справился за двадцать секунд и теперь его грызло искушение подсмотреть за девушками.

«Не надо. Ты взрослый мужик, серьёзный, – уговаривал он себя, – не девственник школьного возраста. Прекрати вести себя как ребенок»!

Всё было тщетно, глаза IT-шника то и дело сползали на бок. К тому же, он видел смутное отражение двух тел на гладкой поверхности столешницы. В какой-то момент Макнили сдался и быстро стрельнул глазами. Мишель Берк стояла к нему спиной, стянув гибкий скафандр до середины спины. Поэтому Макнили ничего сверхинтересного так и не заметил. Зато Вита Хмель была обращена к нему в профиль. Вот здесь-то Макнили неожиданно для себя узрел в облике девушки нечто лишнее. IT-шник внезапно осознал весь глубокий смысл значка ЛГБТ, а также понял, что гомофоб Николас Никерс никогда бы не стал общаться с Витой Хмель, даже несмотря на её шикарную грудь: оказалось, что Вита Хмель, да простят меня трансфеминистки, не совсем натуральная девушка, в биологическом смысле этого слова.

Покраснев, IT-шник отвернулся. Под впечатлением от увиденного, он даже забыл про постоянную боль и страшные кристаллы, растущие из его руки.

Через какое-то время он услышал, как открылась и закрылась дверца сканирующего модуля. Вита Хмель и Мишель Берк были внутри.

– Знаешь, у тебя есть шанс, – тихо сказала Мишель.

– Правда?

– Замолчи пожалуйста и поцелуй меня.

Макнили ничего этого не слышал, поэтому подождав немного он громко спросил:

– Э-эй? Вы как там?

– Мы готовы, – услышал он приглушенный и почему-то очень довольный голос Мишель.

– Ок, поехали. Удачи!

Теренс запустил процесс. Сканнер резко вжикнул и затих. Под испепеляющими лучами радиации девушки мгновенно испарились, но их цифровые копии успешно были сделаны и переданы во «Вселенную».

Макнили облегченно вздохнул: половина рискованного дела была сделана. Далее, интеллектуальная система Юнити предложила наиболее подходящие координаты для преобразования окружающей материи в тела Виты Хмель и Мишель Берк. Благодаря программному модулю Ильи Бойко, виртуальная вселенная начала медленно, но верно, изменяться так, чтобы сформировать из своих атомов и молекул тела двух путешественниц. План Макнили работал, и это было замечательно, но надо было ещё взорвать комплекс, чтобы раз и навсегда покончить с ядовитым снегом.

Стараясь не думать о последствиях и ничего не чувствовать, Макнили сосредоточился на конкретных действиях. IT-шник последовательно, четко и быстро выполнил все инструкции по приведению энергосистемы к перегрузке, после чего устало откинулся на спинку кресла. Хотелось курить.

Через полторы секунды Макнили осенило. Он вскочил и, не чувствуя боли в покалеченной руке, начал раздеваться.

«А, собственно, какого чёрта я раскис как тряпка? – думал он, лихорадочно настраивая работу репликационного сканера на автоматический режим. – Телепортируюсь во «Вселенную» и будь, что будет. С моей цифровой копией, можно сделать всё, что угодно и даже вылечить от живого снега»!

Закончив приготовления, Макнили решительно залез в репликационную камеру и закрыл дверцу.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s