Павел Астахов попал под последний поезд


Я так понимаю, друзья, вы все давно забыли про казус Павла Астахова, уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ? А зря.

Это все-таки модельная, экспериментально выверенная ситуация: подобных у нас не так много в коллекции. Этакий «сферический лицемер в вакууме». Профессиональный читатель публичных нотаций и произноситель многозначительных проповедей сделал себе роскошную карьеру на том, что целую страну учит правильной морали и надежной нравственности, истинным семейным ценностям, и верным нравственным ориентирам. Будучи при этом обладетелем пышных докторских научных регалий, которые, как выясняется со всей очевидностью, ему принадлежать никак не могут.

Фото РИА-Новости

Случай Астахова был «Диссернетом» подробно описан еще в апреле 2013 года. Это вообще было одно из самых громких и увлекательных расследований нашего сообщества. Сначала мы рассказали почтеннейшей публике, как Павел Астахов торговал дисертационными матрешками: защитил еще в 2002 году кандидатскую, битком набитую поразительными, необъяснимыми текстуальными совпадениями с целым рядом чужих текстов, а потом, четыре года спустя, умудрился «продать» эту же фаршированную кандидатскую второй раз — целиком запихнув ее внутрь своей же докторской и изящно обложив по кругу щедрыми заимствованиями из еще целого букета посторонних научных работ.

Потом «Астахов-гейт» продолжился, когда группа волгоградских журналистов обнаружила в тамошнем архитектурно-строительном университете живого и здорового автора одной из работ, чудом — совершеннейшим чудом — самопроизвольно всосавшихся в диссертацию доблестного борца за права несчастных детей. Дальше авдокат Астахов разыгрывал гомерически смешные клоунские номера, когда мучительно пытался вспомнить, по просьбе корреспондента «Московского комсомольца», как завали его научного руководителя, — и так в результате и сдался, не вспомнив, что был им, на минуточку, генерал Владимир Кикоть, в то время начальник Кадрового управления Администрации Президента РФ. Ну и в конце концов дошло до размахивания черным поясом по карате, — происхождение которого тоже, совершенно уж неожиданно, оказалось сокрытым мраком какой-то мутной неопределенности.

Но как бы наш «Паша-адвокат» не хохмил и не паясничал, ничего поделать с тем, что его докторская диссертация представляет собою вот такой «пожар в борделе во время наводнения»,- ему все равно не удавалось.

Неосторожный и неопытный читатель, несомненно, глядя на такую вот картину массовых совпадений астаховского текста с неоговоренными и неоформленными законным образом источниками, закричал бы, наверное, «о воровстве» и «мошенничестве». Мы же смиренно назовем это душераздирающее зрелище «необъяснимыми совпадениями».

А в самом деле, чем мы можем эти совпадения объяснить? Тем, что Павел Астахов хотел украсть чужой текст? Нет, не можем, что вы, ни за что… Тем, что Астахов хотел получить ученую степень в результате фальсифицированной защиты? Боже сохрани! Ни в коем случае! Все это должно иметь гораздо более простые, правдоподобные и надежные, с научной точки зрения, объяснения: ну, например, что клавиатура компьютера Астахова случайно упала со стола, и при ударе об пол на ней сами собой нечаянно нажались некоторые клавиши. И так пять тысяч раз подряд. Или что по этой клавиатуре три месяца нервно бродила туда-сюда, не останавливаясь, любимая морская свинка диссертанта. Или что фрагменты чужого текста нечаянно затянуло прямо в винчестер астаховского компьютера сквозняком — непосредственно через неосторожно приоткрытую дырочку для USB. Или, наконец, что чужие буквы сами собой завелись под обложкой двух диссертаций Астахова — ну, примерно так, как сами собой заводятся клопы в диване. Да и вообще: мало ли, какие в жизни бывают совпадения.

Так со многими нашими читателями и случилось: ну, чудо и чудо. Что мы, чудес не видали, что ли? Перекрестились, да и живем дальше.

Однако покою нет для нас, грешных.

Вот бумага, которая уже несколько месяцев не дает нам спокойно сложить дело Павла Астахова в архив.

Astakhov-RGB-1a

Самое интересное, что читатели этого блога, а также прилежные «болельщики» работ «Диссернета» эту бумагу уже однажды видели и, вполне вероятно, ее помнят.
Я этот документ опубликовал еще в середине сентября 2013 года, когда писал о том, как и Ленинка «поставила печать на Бурматове». Публикация имела тогда огромный резонанс, и вопли депутата Бурматова о том, что резоблачения его диссертационного воровства — это всемирный заговор дьявольских сил, вознамерившихся извести под корень всю русскую науку почему-то именно в его, Бурматова, лице, — как то сильно поутихли. В самом деле, продолжать так сильно орать про заговор, имея непосредственно на лбу штамп экспертизы РГБ с подтверждением того факта, что диссертация была фальсифицирована,- депутату Бурматову оказалось несколько неудобно.

Но как видим, заключение «Ленинки», полученное в сентябре по запросу Гудкова, касалось, на самом деле, не одного Бурматова, а и еще двух персон.

Там же, под той же обложкой — заключения на диссертации депутата Ришата Абубакирова, ну и — сюрпрайз! сюрпрайз! — Павла Астахова.

И удивительное дело: при чтении отчета о результатах проверки диссертации Астахова в РГБ неожиданно — СОВЕРШЕННО НЕОЖИДАННО! — выясняется, что эксперты главной российской библиотеки с нами не согласны. Они почему-то уверенно заявляют, что речь идет не о чуде, а именно об осознанных заимствованиях. Они как-то так странно строят фразы своего вердикта, что получается, будто автор намеренно создал диссертационную работу, которая является, научным языком выражаясь, несамостоятельной.

Astakhov-RGB-26

В докторской работе Астахова эксперты РГБ обнаруживают около трети некорректно заимствованного текста, причем в виде фрагментов текста «значительного объема», да еще расположенных «в значимых разделах», и представленных, как «авторские результаты». Кто бы мог подумать!..

Изящно смотрится еще и вот эта не вишенка даже, а какая-то гнилая слива, которую водружают поверх своего торта эксперты РГБ, сообщая о «фиктивности» списка научных работ, будто бы использованных в диссертации Астахова.

Отметим, что эксперты РГБ указывают, как ни странно, в точности на те же самые источники массовых некорректных заимствований, которые были обнаружены в ходе анализа диссертации Астахова и экспертами «Диссернета»: в первую очередь, это работы правоведов А.Б.Зеленцова, В.П.Малахова и А.С.Шапиева. Это так, к слову. К вечному разговору о том, насколько ненадежны и безответственны выводы диссернетовских экспертиз, насколько невозможно доверять экспертам сообщества, которые, конечно же, не компетентны ни в одной теме, не обладают достаточной подготовкой ни в одной научной дисциплине, не разбираются ни в каком вопросе и вообще не смеют высказывать свое дилетантское мнение ни по какому поводу.

Более того, экспертиза РГБ привела к выводу, что в тексте Астахова с высокой степенью вероятности имеются «фрагменты, нераспознанные системой «Антиплагиат», и поэтому можно утверждать, что «проверенный документ имеет значительно бОльшую долю некорректных заимствований, чем указанная выше». О боже! Что они себе позволяют, эти эксперты РГБ! Что они тут вытворяют? Почему они употребляют слово «заимствования» вместо слов «случайные совпадения» и «ветром надуло». Непостижимо! Немыслимо!

Позволю себе предположить, что эти «нераспознанные фрагменты» — и есть те самые куски некорректно заимствованного текста, которые в диссертации Астахова отчетливо увидели эксперты «Диссернета», использующие в свое работе инструменты, альтернативные широко распространенному «Антиплагиату». Знаменитая «Диссерорубка профессора Ростовцева», как мы многократно убеждались, «видит» в анализируемых текстах такие совпадения, которые «Антиплагиат» пропускает незамеченными. Так что именно тут, в таблице астаховских заимствований на сервере «Диссернета», можно видеть гораздо более полную и гораздо более близкую к реальности картину погрома, который он учинил в своих «научных работах».

Однако и того, что с уверенностью описывают в своем заключении эксперты РГБ, — более чем достаточно, чтобы заключить: человек, сделавший себе политическую карьеру на велеречивых рассуждениях о чужом вероломстве, предательстве и бесчестии, — персонаж лживый и бессовестный, много лет присваивавший себе научные заслуги и профессиональные достоинства, которые хладнокровно позаимствовал из чужих работ.

Просто ужас, что я сейчас сказал. Но что я могу поделать? Российская Государственная Библиотека — это вам не баран чихнул. Разве я могу ей не верить? Не могу. Ужасно хочу не верить, но не получается, сколько не пытаюсь. Уважение к Ленинке я впитал еще с молоком своей школьной учительницы истории…

Astakhov-RGB-28

«Выявленные в результате проверки некорректные заимствования… и их характер, — заключают авторы официальной экспертизы, — НЕ ПОЗВОЛЯЮТ СЧИТАТЬ ПРОВЕРЕННЫЙ ДОКУМЕНТ ОРИГИНАЛЬНЫМ… Вот просто не позволяют — и все. И никакой черный пояс по карате, на который Астахов, натужно и ненатурально хохмя, пытался ссылаться как на последний аргумент в этом споре, — ничего в этом вердикте, скрепленным всеми подписями и печатями РГБ, не изменит.

Ну а теперь я, с вашего позволения, позволю себе напомнить кое о чем серьезном.

Сейчас самое время заметить, что в соответствии с п. 11 ст. 15 Закона «О государственной службе», госслужащий «обязан соблюдать ограничения, выполнять обязательства и требования к служебному поведению, не нарушать запреты, которые установлены законом». В число ограничений, при которых гражданин не может быть принят на государственную службу, а находящийся на государственной службе подлежит увольнению, входит представление последним подложных документов или заведомо ложных сведений при поступлении на госслужбу.

Налицо как раз тот самый случай: опираясь на эксперизу РГБ, можно убедиться, что госслужащий Астахов П.А. предоставлял о себе при найме на работу заведомо ложные сведения, — в виде утверждений о том, будто он вел какую-то научную работу и самостоятельно создавал две свои диссертации по юриспруденции, пользуясь собственным доброкачественным материалом. Это ложь. На самом деле эту работу он не вел, а эти тексты принадлежат не ему.

«Диссернет» еще минувшей осенью направлял в адрес непосредственного работодателя госслужащего Астахова — таковым работодателем, очевидно, является президент Российской Федерации В.В.Путин, чьим уполномоченным Астахов служит, — формальное заявление о том, что налицо имеется нарушение указанной выше нормы закона, и чиновник должен быть незамедлительно уволен. Именно в ожидании ответа на это заявление, «Диссернет» и воздерживался от широкой публикации результатов экспертизы по диссертации Павла Астахова в РГБ. Теперь, все сроки для ответа прошли, и вместо ответа мы получили очередную идиотскую отписку, из которой следует, что письмо, направленное нами в Администрацию президента, было блистательным образом спущено обратно в Министерство образования и науки, которому и доверили почетное право ответить нам, что оно такими вопросами не занимается и не понимает, что с нашим запросом делать. Вот, кстати, этот документ — совершенно удивительной красоты и силы:

Astakhov-Putin-letter

Так что нынче нас ничто не удерживает от того, чтобы РГБ-шную экспертизу астаховских выкрутасов опубликовать. Что мы, как видите, с удовольствием и делаем.

Кстати, заодно уж упомяну и третий вердикт, тогда же выданный экспертами РГБ, — по поводу депутата Государственной думы Абубакирова Ришата Фазлутдиновича. С ним тоже нехорошо получилось. Экспертиза РГБ подтвердила наличие в его тексте некорректных заимствований, дословно совпадающих с чужими текстами, в объеме 79,41% от всего текста диссертацииТак что безответственные подозрения «Диссернета» и тут блистательным образом подтвердились: депутат Абубакиров бесхитростно стащил ЧЕТЫРЕ ПЯТЫХ своего блистательного диссера.

А вот теперь совсем свежая новость.

У нас есть все основания опасаться, что это заключение — по диссертациям Астахова, Абубакирова и Бкрматова — останется в истории последним, выданным Российской Государственной Библиотекой в ответ на запрос о проверке диссертаций влиятельных, высокопоставленных лиц.

В конце минувшей недели депутат Государственной думы РФ Дмитрий Геннадьевич Гудков подал в суд на Александра Ивановича Вислого, директора РГБ. Вот первая страница его иска, зарегистрированного в Пресненском суде Москвы:

Gudkov-zayavl

История, которая заставила депутата Гудкова прибегнуть к этой крайне мере — не так уж часто депутаты Федерального Собрания судятся с крупнейшими и известнейшими госучреждениями федерального подчинения, — хорошо известна.Сам истец ее подробно описывал в своем блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы». В своей статье «Привет «Диссернету» от ужей на сковородке из Ленинки», он шаг за шагом описал фантасмагорическую эпопею своих отношений с библиотекой, возникших на почве того, что г-н Вислый последовательно, на протяжении многих месяцев пытался как-нибудь уползти от совершенно очевидной своей обязанности отвечать на формальные депутатские запросы парламентария. Я тоже не так давно подробно рассказывал об этом удивительном сюжете в одной из своих передач на «Эхе».

Дело в том, что никто иной как депутат Гудков систематически, очень настойчиво и целеустремленно обращался в библиотеку с формальными запросами, в основе которых лежали результаты экспертиз «Диссернета», с просьбой эти экспертизы подтвердить или опровергнуть. И экспертиза фальшиводиссеров Астахова, Абубакирова и Бурматова тоже была проделана именно по запросу депутата Гудкова.

Меж тем Российская Государственна Библиотека много лет уже оказывает гражданам и организациям такую услугу: проводит экспертизы диссертаций, выявляя в них корректные и «криминальные» заимствования и устанавливая степень самостоятельности или, наоборот, фальсифицированности проверяемых работ. Объявление об оказании такой услуги любой желающий может и сегодня обнаружить на сайте РГБ. Там, правда, указано, что проверка ведется с использованием системы «Антиплагиат», однако в реальности экспертизы проводятся, слава богу, с применением гораздо более серьезных и надежных методик: в библиотеке работает большая группа экспертов, проверяющих диссертации вручную, «глазами», и пользующихся подсказками «Антиплагиата» именно так, как должно ими пользоваться, — исключительно для предварительного ознакомления и получения общих указаний на направление дальнейшего поиска…

Экспертизы РГБ до сих пор считались наиболее серьезным формальным документом, наиболее авторитетной проверкой в диссертационной области: все-таки бланк и печать главной государственной библиотеки, крупнейшего в стране хранилища текстов, куда каждая защищаемая работа (по закону — действительно каждая — без какого бы то ни было исключения) должна быть предоставлена в обязательном порядке, — чего-то стоят. И подпись экспертов РГБ, а также руководителей библиотеки под такой экспертизой считалась чем-то вроде окончательно вердикта.

Вот за этим депутат Гудков и обращался в библиотеку: он отправлял официальные запросы, чтобы официально, с привлечением всего инструментария РГБ, «сертифицировать» выводы экспертов «Диссернета», которые, как известно, не имеют никакого официального статуса, а действуют от имени «вольного сетевого сообщества», принявшего на себя по собственной инициативе этот труд.

До определенного момента все было в порядке. Любой чиновник любого госучреждения знает, что депутатский запрос — документ, требующий немедленной реакции. Приходили ответы и Гудкову. Но с конца прошлого лета начались какое-то сплошные недоразумения, постепенно переросшие в совершенно уже дурацкий водевиль. Сначала реакция на запрос Гудкова по материалам «Диссернета» стала необъяснимо задерживаться, и ему стОило все большего и большего труда все-таки вытряхнуть заключение из РГБ-шной канцелярии. А вот в ответ на следующие депутатские запросы он однажды, к своему изумлению, получил письмо за подписью г-на Вислого о том, что «поскольку число запросов все больше возрастает» — теперь «услуги по проверке диссертаций» могут быть оказаны исключительно «на возмездной основе». То есть депутату Гудкову предложили пройти в кассу и заплатить за получение ответа на его же собственный депутатский запрос. При этом никаких гарантий того, что экспертиза действительно будет проведена в случае, если он даже и согласится встать в эту очередь «платников», в ответет Вислого не содержалось: весьма вероятно, что на такой заказ библиотека бы и отказала на общих основаниях — поскольку депутат — не автор диссертации и не представитель диссовета.

Ну и наконец в середине октября наступила развязка: директор РГБ формально уведомил депутата, что вообще прекращает проведение проверки диссертаций до получения официального разрешения от своего «профильного» министерства — Министерства культуры РФ.

Последнее заявление было прямой ложью: «Диссернету», а от него и Дмитрию Гудкову, было абсолютно точно известно, что группа экспертов по проверке диссертаций как работала, так и работает в РГБ. А проверка диссертаций в качестве платной услуги гражданам и организациям как проводилась раньше, так и проводится до сих пор, в чем нетрудно убедиться, зайдя на сайт билиотеки или прочитав объявления, которыми украшены стены ее фойе. Разница заключается в том, что экспертиза «на заказ» проводится только по инициативе самого диссертанта, либо диссертационного совета, в котором она защищается, либо вышестоящих аттестационных комиссий. а тут запрос присылал вроде как «посторонний», который в своих подозрениях опирался на заключения какого-то таинственного «Диссернета» с неясными полномочиями.

На самом же деле причина внезапного приступа трусости, охватившего руководство РГБ прошлой осенью, хорошо известна. И кроется эта причина в содержании ПОСЛЕДНЕГО из запросов на экспертизу, который Дмитрию Гудкову все-таки удалось вытряхнуть их начальства «Ленинки». Буквально клещами пришлось тащить: с многочисленными телефонными напоминаниями, письмами на депутатских бланках с требованием все-таки выполнить закон. Команда директора Вислого пыхтела, кряхтела, мямлила что-то невразумительное, но в конце концов все же выдало заветную бумагу со всеми печатами и исходящими номерами.

Совершенно очевидно, что директор РГБ получил после того, как выдал на-гора ту, последнюю экспертизу — с окончательным приговором Астахову, Абубакирову и Бурматову, — адских звиздюлей от начальства. А вслед за ними — неизбежное прямое указание всю эту экспертно-диссертационную лавочку прикрыть. То есть не совсем прикрыть — а прикрыть для тех, кто присылает уж больно неприятные и опасные запросы. В частности, персонально для депутата Гудкова.

От кого Вислый мог получить такое указание? Ну, угадайте с одного раза. Правильно. От своего министра — Владимира Мединского, который и сам славится как создатель сногсшибательной диссертационной лажи, подробно описанной и осмеянной множеством историков. Эксперты и приглашенные авторы «Диссернета», кстати говоря, тоже отдали должное таланту министра, наворотившего под видом своих научных работ целые горы безграмотной ахинеи.

Должен же был директор прачечной рано или поздно спалиться. Ну, вот, — погорел на Ленинке. Не сдюжил. Заметался. Дырки стал затыкать…

Источник: http://cook.livejournal.com/254442.html

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s